Анекдоты № 14 от 05.05.2000 г.


Елагин и Суворов

И.П. Елагин имел большую склонность к женскому полу. Однажды, уже в пожилом возрасте, он был в гостях у актрисы Габриелли, вздумал делать пируэты перед зеркалом и вывихнул себе ногу. После этого происшествия императрица разрешила ему являться во дворец с тростью и даже сидеть в своем присутствии. Елагин вовсю пользовался этим правом.

Когда в 1795 г. Суворов имел торжественный прием во дворце за взятие Варшавы, все стояли, за исключением Елагина. Суворов это заметил и рассердился, но императрица поспешила сказать ему:

"Не удивляйтесь, что Иван Перфильевич встречает вас сидя: он ранен, только не на войне, а у актрисы, делая прыжки".



Легенда о популярности стрелки Елагиного острова

Вот предание, которое существует с конца сороковых годов XIX века. Исторически оно может быть и не совсем верно, но характеризует нравы того времени.

Была в Петербурге в большом свете женщина, которую называли царицей салонов. Она была и красива, и умна, и обворожительна. Лермонтов посвятил ей свои стихи, в которых очень верно охарактеризовал ее. Это была графиня Юлия Павловна Самойлова (1803-1875).
В окрестностях Царского Села ей принадлежала Графская Славянка. Летом на вечерах в ее саду собирался весь цвет столичного общества, и эти вечера так пленяли публику, что вследствие этого Царское Село по вечерам пустело.
Чтобы прекратить эту конкуренцию и вернуть прежнее оживление в Царское Село, император Николай Павлович предложил графине продать ему Графскую Славянку.
Просьба императора - это приказ! Графиня подчинилась, но, продавая имение, сказала:

"Передайте императору, что ездили не в Славянку, а к графине Самойловой, и где бы она ни была, будут продолжать к ней ездить".
Оставив Славянку, графиня как-то вечером поехала на стрелку Елагина острова, пустынную в то время. Там она сказала:
"Вот здесь будут приезжать к графине Самойловой".
И действительно: буквально со следующего дня в этот дикий уголок начали приезжать поклонники графини, чтобы удостоиться беседы с нею. За ними потянулись любопытные кумушки большого света, за ними молодые женщины, дипломаты, а там и придворные потянулись в эти места. Так за каких нибудь две-три недели стрелка Елагина острова стала местом собраний для всего аристократического общества Петербурга.



О "Ревизоре" Гоголя

Через 20 лет после смерти Гоголя и 36 лет после первого представления "Ревизора" министр внутренних дел России потребовал прекратить спектакли на том основании, что эта пьеса производит
"слишком сильное впечатление на публику и, притом, не то, какое желательно начальству".
Запретить пьесу Гоголя при реакционном царском режиме все же не удалось.



Леонид Пастернак и Лев Толстой

Когда художник Леонид Пастернак делал наброски к портрету Льва Толстого, он попросил, позировавшего ему писателя:
"Старайтесь, пожалуйста, Лев Николаевич, о чем-нибудь интенсивно думать".
На что Толстой ответил с недоумением:
"Да я всю жизнь только этим и занимаюсь".



Петр I в Спитхеде

Когда царь Петр был в Спитхеде, гавани Портсмута, он пожелал посмотреть, что такое килевание, которому подвергают провинившихся матросов в английском флоте. Однако в порту не нашлось никого, кто заслуживал бы подобного наказания. Тогда Петр предложил взять кого-нибудь из его людей. Ему возразили:
"Государь! Ваши люди находятся в Англии - следовательно, под защитой закона".

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: