Анекдоты о Суворове, вып. 3


Анекдоты № 53 от 19.11.2000 г.


Суворов и Ламет

В 1784 году, когда Екатерина II совершала путешествие по югу России, во дворце в Киеве Суворов заметил незнакомое лицо. Это был полковник Александр Ламет (1760-1829), впоследствии один из видных деятелей Французской Революции. Суворов подошел к нему и повел беседу в виде допроса.
С: "Откуда Вы родом?"
Л: "Француз".
С: "Ваше звание?"
Л: "Военный".
С: "Чин?"
Л: "Полковник".
С: "Имя?"
Л: "Александр Ламет".
С: "Хорошо!"
Удовлетворенный Суворов кивнул головой и собирался отойти, но, разозленный такой бесцеремонностью, Ламет перегородил ему дорогу и начал встречный допрос.
Л: "Вы откуда родом?"
С: "Русский".
Л: "Ваше звание?"
С: "Военный".
Л: "Чин?"
С: "Генерал".
Л: "Имя?"
С: "Суворов".
Л: "Хорошо!"
Тут они оба расхохотались и расстались приятелями.



Мнение о Суворове. Потемкин

Суворов при дворе слыл за чудака и оригинала, его шутовство принималось окружающими за суть человека. А он не хотел, чтобы люди видели, кто он есть на самом деле и не лезли к нему. Только императрице Екатерине удалось разглядеть острый ум Суворова, и она приглашала его для обсуждения некоторых вопросов в свой кабинет. Надо сказать, что Потемкин долго относился к Суворову с неприязнью, считая его пустым шутом. Чтобы развеять это представление, Екатерина усадила Потемкина в комнате, прилегающей к кабинету, в котором она беседовала с Суворовым. Услышав разговор двух государственных деятелей, Потемкин был поражен. Он не выдержал, вышел из своей комнаты и признался Суворову, что, служа с ним так долго, он до сего времени не знал его по-настоящему. При выходе из кабинета императрицы, он спросил Суворова:
"Отчего Вы не говорите со мною так, как теперь говорили?"
И получил ответ:
"Иным языком говорю с Государынею, а иным с Вами".
Потемкин на этот раз не обиделся и с тех пор переменил свое мнение о Суворове.



Обида Потемкина

В 1790 году Суворов взял Измаил, что произвело сильнейшее впечатление не только в России. Потемкин тоже пришел в восторг и приготовил Суворову в Яссах торжественную встречу. Всюду были расставлены сигнальщики, чтобы не пропустить приезд Суворова. Но Суворов не очень любил торжества в свою честь и сумел незаметно въехать в Яссы. Он переночевал у местного полицмейстера, а утром в своей шутовской манере подъехал к дворцу светлейшего в громоздкой колымаге. Там он быстро взбежал по лестнице, не позволив Потемкину спуститься для встречи, где они и расцеловались по русскому обычаю. Потемкин сразу же спросил:
"Чем я могу отблагодарить Вас за заслуги, граф Александр Васильевич?"
Суворов обиделся:
"Ничем, князь. Кроме Бога и Государыни, меня никто наградить не может".
Теперь обиделся уже Потемкин. А так как он был в фаворе, то за штурм Измаила Суворов получил вначале очень скромную награду.



Награды за Измаил

За взятие Измаила Суворов получил чин подполковника гвардии и право по своему усмотрению наградить одного человека крестом Св. Георгия III степени (мол, не дерзи светлейшему!). Суворов был очень обижен, что почти все участники штурма остались без наград. На военном совете решали, кого наградить орденом? Решили просить самого Суворова принять эту награду. Суворов в своей манере ответил:
"Помилуй Бог, где же нам заслуживать это? А вот, господа генералы и офицеры, я имею человека, так это действительно герой. Этот человек храбро написал мне бумагу: идти на штурм! А я-то что? Я только подписал!"
И Суворов надел крест на своего письмоводителя Ивана Онуфриевича Куриса (?-1834). Императрице донесли об этой выходке Суворова, но Екатерина долго смеялась, а потом щедро наградила как самого Суворова, так и все его войско.



Суворов и Тучков

После окончания турецкой кампании Николай Алексеевич Тучков (1765-1812), отвечавший за инженерное обеспечение войск, поздравлял Суворова с победами и извинился, что не предоставлял ему вовремя подробных карт местности. Суворов быстро зашел в свой кабинет, вынес оттуда свернутую в трубку карту Европы и расстелил перед Тучковым.



Суворов и Зубов_1

Однажды Суворов приехал с визитом к новоявленному фавориту Платону Зубову (1767-1822), которым он состоял в родстве, так как Николай Зубов (1763-1805), брат Платона, был женат на дочке Суворова. Зубов встретил фельдмаршала не в форме, а в домашнем костюме. Суворов расценил это как неуважение к себе. Когда Зубов на следующий день приехал к Суворову с ответным визитом, тот встретил его в одном нижнем белье. А присутствовавшему при этом Державину, он все кратко разъяснил и добавил:
"Vice versa!"
(Обратным чередом или наоборот. - Ст. Ворчун)



Суворов и Зубов_2

Однажды Платон Зубов написал Суворову письмо в невежливой манере. В ответ Суворов заметил, что так писать можно только в указах и аттестациях.



Суворов об Ушакове

Суворов очень уважал адмирала Федора Федоровича Ушакова (1744-1817). В 1799 году в Италии к нему прибыл с депешей от Ушакова курьер-немец. Прочитав бумаги, Суворов обратился к курьеру:
"Здоров ли мой друг Федор Федорович?"
Курьер не сразу понял, о чем идет речь, а потом, смутившись, ответил:
"Я оставил господина адмирала фон Ушакова в добром здравии. Он поручил мне засвидетельствовать Вашему Сиятельству свое искреннее почтение".
Суворов вспылил:
"Убирайся ты со своим фон!.. Человека, который потряс Турцию и гонит французов из Италии, называй всегда просто Федор Федорович!"

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: