Анекдоты № 104 от 31.08.2001 г.


Ермолов в Париже

   Александр Петрович Ермолов (1754-1835) в молодости был флигель-адъютантом и фаворитом императрицы Екатерины II. А надо заметить, что флигель-адъютанты могли носить мундиры всех родов войск и полков, кроме гвардейских, но только с особенной вышивкой. В 1787 году он находился в Париже, когда Людовик XVI делал смотр своей французской и швейцарской гвардии. Швейцарской гвардией, у которой были мундиры красного цвета с серебряной отделкой, командовал граф д'Артуа, впоследствии король Карл X. Ермолов по такому случаю решил надеть мундир инженерных войск, который тоже был красным и тоже с серебряной отделкой, а сверху надел голубую польскую ленту. В таком виде он и приехал на место смотра. Все приняли его за графа д'Артуа, войска построились, но тут недоразумение выяснилось, и гвардейцы стали насмехаться над Ермоловым. Александр Петрович был так расстроен своим промахом и насмешками солдат, что был вынужден покинуть смотр гвардии, не дождавшись даже его начала.
   Следует заметить, что король объехал ряды войск в карете. Не покинул он карету и во время церемониального марша гвардии, что произвело на присутствующих самое неблагоприятное впечатление.


Отъезд из Парижа (русский слуга)

   Незадолго до Французской революции Евграф Федотович Комаровский (1769-1843), впоследствии граф и генерал-адъютант императоров Александра I и Николая I, был послан из Парижа с поручением к императрице Екатерине II. С ним напросился ехать в С.-Петербург советник посольства Пётр Алексеевич Обресков (1752-1814), который наделал в Париже множество долгов, не мог с ними расплатиться, а, следовательно, не мог и официально покинуть Францию. Обресков выехал из города на фиакре, как бы на гулянье, под чужой фамилией, а потом пересел в карету Комаровского. С Обресковым был слуга Михайло, который очень хотел вернуться на родину. Оказавшись вне Парижа, Михайло так обрадовался, что начал пить, и допился до приступа белой горячки, во время которого он пытался зарезать господ. Придя в себя, Михайло перепугался, соскочил с козел и скрылся в лесу. Было это где-то в Германии. Через несколько месяцев Михайло явился к своему господину. Он поведал, что в Пруссии его несколько раз вербовали в солдаты, но ему каждый раз удавалось сбежать. Так он и добрался до России.


Генерал Уваров в Лондоне

   Генерал Фёдор Петрович Уваров (1773-1824) очень плохо говорил по-французски. Когда генерал приехал в Лондон и увидел на гостинице объявление, предупреждавшее о большом количестве воров в окрестностях Лондона, он сказал своему камердинеру-французу:
"Charles, prends garde a mon mal de derriere", -
что в дословном переводе с его ломаного французского на русский означает:
"Шарль, будь начеку относительно опасности для меня сзади".


Е.Ф.Комаровский в Лондоне

   Е.Ф.Комаровский прибыл в Лондон с ворохом депеш для российского посланника графа Семёна Романовича Воронцова (1744-1832) и рекомендательным письмом от графа Александра Андреевича Безбородко (1747-1799), в котором он просил Воронцова принять Комаровского под своё покровительство. Просмотрев депеши, граф Воронцов сказал чиновникам посольства:
"Комаровский привёз старые газеты. Видно графу Безбородке хотелось познакомить его с Лондоном".


Граф Кобенцль в Петербурге

   В последнее десятилетие царствования Екатерины II в Петербурге вошли в свете в моду спектакли, в которых играли знатные люди. Граф Кобенцль был тогда австрийским посланником в России. После одного из таких спектаклей, в котором он играл с княгиней Екатериной Фёдоровной Долгоруковой (1769-1849), граф очень устал, вернулся домой и, не раздеваясь, в гриме, рухнул спать. Через некоторое время камердинер разбудил графа известием, что из Вены прибыли срочные депеши от императора. Граф вскочил с постели и, как был, вышел к курьеру. Тот, увидев графа с подкрашенными бровями и нарумяненным, сделал несколько шагов назад и сказал:
"Это не посол, а какой-то шут!"


Знамя полка

   На второй день своего царствования император Павел хотел присутствовать при разводе Измайловского полка, который должен был стоять в карауле. Император был в полной форме и уже надел перчатки и хотел приказать дежурному офицеру взять знамя полка и передать его унтер-офицеру для выноса, когда он обратил внимание на очень высокий рост этого прапорщика. Император спросил:
"А что, он дворянин?"
Дежурный офицер ответил:
"Никак нет".
Император приказал:
"Знамя должно быть носимо дворянином. А потому и приведите мне унтер-офицера из дворян".
Пришлось срочно отыскать какого-нибудь сержанта гвардии.


Благодарность Павла

   28 декабря (по старому стилю) 1799 года император Павел принимал отличившихся в Итальянской кампании военных. Великий князь Константин представлял всех по очереди императору. Каждый военный благодарил императора или за чин, или за знаки отличия, а по обыкновению того времени благодарящий должен был становиться на колено перед императором. Павел не допустил этого. Он обнимал героев и говорил:
"Не вы, а я вас благодарить должен за службу вашу мне и царевичу".


Павел и военная форма

   После Итальянской кампании император Павел спросил у великого князя Константина его мнение о военной форме, введённой в своё время императором в армии. Форма была точной копией прусской формы и послужила причиной опалы Суворова. А.В. тогда заявил, что букли не пушки, а коса (от парика) не штык, и был сослан в своё имение. Вот и теперь Павел выведывал мнение о полезности его формы. Ему уже донесли, что во время кампании Суворов разрешал многие нарушения формы ради удобства солдат. Константин через несколько дней представил Павлу эскизы более удобной формы, но там были элементы, похожие на форму времён Екатерины. Павел был взбешён и закричал:
"Я вижу, ты хочешь ввести потёмкинскую одежду в мою армию. Чтобы они шли с глаз долой".
С этого времени Павел охладел к Константину и всему его окружению. А вскоре начались гонения и на всех участников Итальянской кампании.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: