Из жизни музыкантов, вып. 1


Анекдоты № 155 от 10.08.2002 г.


Уважаемые читатели! Это не первая подборка анекдотов о знаменитых музыкантах. Но только недавно я обратил внимание на то, что они не имеют своих номеров. А некоторый запас подобных историй у меня еще есть. Так что предлагаю вашему вниманию подборку


Глазунов и молодой композитор

   Композитор Александр Глазунов обычно очень терпеливо относился к молодым композиторам и часто помогал им своими советами. Но одно юное дарование так допекло композитора своими бездарными творениями, что Глазунов не выдержал:
"Милостивый государь! Создается такое впечатление, что у вас нет выбора: или надо сочинять музыку, или идти на виселицу?"


Дорошевич и скрипач

   Известный журналист Влас Дорошевич сильно невзлюбил одного известного скрипача, назовем его г-н N. Однажды Дорошевич был вынужден писать рецензию о концерте, на котором не смог присутствовать. В рецензии он написал и такую фразу:
"По обыкновению плохо играл г-н N".
Скрипач на следующий день прислал в редакцию газеты возмущенное письмо, в котором указывал, что во вчерашнем концерте он не играл, и потребовал официальных извинений от газеты. На следующий день появилось опровержение, подписанное Дорошевичем:
"В нашей вчерашней рецензии было ошибочно указано, что плохо играл г-н N. Оказывается, вчера играл не г-н N, а другая бездарность".


Музыка ученика

   Римскому-Корсакову как-то сказали, что музыка одного из его учеников напоминает сочинения Бородина. Композитор спокойно ответил:
"Когда о музыке говорят, что она что-то напоминает, то это не страшно. Дела плохи, если музыка ни на что не похожа!"


Рубинштейн в Вене

   Когда Антон Рубинштейн гастролировал в Вене, он столкнулся с очень скупым антрепренером. Переговоры об оплате концертов сильно затягивались, и тогда Рубинштейн заявил:
"Хорошо! Я согласен получить половину обычной суммы, но и играть буду вдвое тише обычного!"


Глюк и Ларриве

   На репетиции оперы "Ифигения в Авлиде" композитор Глюк вслух отозвался о грузной фигуре певца Ларриве. Певец добродушно ответил композитору:
"Маэстро! Немного потерпите: ведь вы еще не видели меня в костюме. В костюме я неузнаваем".
На первой же костюмированной репетиции Глюк закричал из зала:
"Ларриве! Я вас узнал!"


Бизе и директор театра

   До премьеры оперы Бизе "Искатели жемчуга" оставалось всего две недели, а либретто оперы было еще не завершено: никак не придумывался подходящий финал. Директор театра в раздражении высказался:
"Пусть все горит синим пламенем!"
Так возникла идея пожара в финале, на которую Бизе написал замечательную музыку.


Гете и Бетховен

   Как-то Гете, занимавший высокие правительственные посты в Веймаре, и Бетховен прогуливались по парку. Встречные гуляющие любезно и подобострастно им кланялись. Раздраженный поэт обратился к композитору:
"Эти бесконечные поклоны мне ужасно надоели".
На что Бетховен спокойно заметил:
"Не сердись! Может быть, они немного кланяются и мне".


Вебер и Бетховен

   Законченную партитуру оперы "Волшебный стрелок" Вебер показал Бетховену, который ознакомился с произведением и посоветовал в письме Веберу больше не писать опер. Вебер был задет и при встрече спросил у Бетховена, неужели его музыка так слаба. Бетховен ответил:
"Наоборот, музыка совершенна. Я считаю, что лучшей просто уже невозможно сочинить".

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: