Из записных книжек Андрея Платонова


Анекдоты № 169 от 16.11.2002 г.


Известный писатель Андрей Платонов, автор таких гениальных романов как "Котлован" и "Чевенгур", опубликованных только после начала Перестройки, всю жизнь, как и большинство писателей, вел записи в отдельные блокноты и тетради. Некоторые из его записок показались мне настолько интересными, что я решил ознакомить с ними и вас, уважаемые читатели. Итак, предлагаю вашему вниманию выпуск под названием Из записных книжек Андрея Платонова.



1927

Свобода живет только там, где человек свободен перед самим собой, где нет стыда и жалости к самому себе. И потому всякий человек может быть свободным, и никто не может лишить его свободы, если он сам того не захочет. Насилие, которое человек захочет применить как будто для удовлетворения собственной свободы, на самом деле уничтожает эту свободу, ибо где сила - там нет свободы, свобода там - где совесть и отсутствие стыда перед собою за дела свои.



1928

Интернационал велик - жители найдутся.


Если сравнить живых с умерш<ими>, то живые говно.


Социализм прошел серо и скучно (коллективизация) как Христос.


Типичн<ый> человек н<ового> времени: это голый - без души и имущества, в предбаннике истории, готовый на все, но не на прошлое.


Все бабы одели штаны под юбки, А раньше носили юбки на голом месте.


Для "Чевенг<ура>" Во время револ<юции> по всей России день и ночь брехали лаяли собаки.


Мертвецы в котловане - это семя будущего в отверстии земли.



1929

Составлялись сводки, по которым видно, что обобщ<ествле>нию не подлежит только воробей.


Колхозы живут, воодушевляясь радиомузыкой; сломался громкоговоритель - конец.


Раскулачили за то, что проживает девой.


Ты, лошадка, иди в колхоз, будь членом, а я подожду.



1931

Устраивали праздники по случаю получения паспортов, справок, воинских билетов и т.д.


Чтобы истреблять целые страны, не нужно воевать, нужно лишь так бояться соседей, так строить воен<ную> промышленность, так третировать население, так работать на военные запасы, что население все погибнет от экономически безрезультатного труда, а горы продуктов, одежды, машин и снарядов останутся на месте человечества, вместо могильного холма и памятника.


Человек то верит в социализм, то нет. Он в доме отдыха: он верит, он в восторге, он пишет манифест радости; в поезде сломалась рессора, пассажиры набздели, - он не верит, он ожесточается, и т.д. - и так живет.


Если он остался жить и не сошел с ума, то это - роскошь.


Рассказ девочки о корове:
"У коровы по четырем углам стоят ноги. Из коровы делают котлеты, а картофель растет отдельно. Корова сама дает молоко, а индюк старается, не может".



1932

<:> Горе человека вел<икого> врем<ени> в том, что пролетариат завоевал власть (частично, смешанно, но едко, отравленно) для оригинальной, удивит<ельной> формации буржуазно-аппаратной демократии. Он увидел в революции чистый свет мира, превращенный в бред. И человек - в бреду. <:>


Меня в Парке К<ультуры> и Отд<ыха> никуда не тянет - только в 5-ое отд<еление> милиции!



1933

- Что у нас - соц<иализм> или капит<ализм>?
- Тюря!


"Если вы, товарищи, чувствуете голод, то это неверно, товарищи".


Уже марширует на учебных занятиях где-нибудь в Германии тот человек, который убьет меня.


Чтобы жить в действительности и терпеть ее, нужно все время представлять в голове что-нибудь выдуманное и недействительное.



1934

Басмачи сами делали свинцовые пули в Кара-Кумах, в то время как совет<ские> акад<емики> сомневались в кара-кумском свинце.


- Где у вас сельсовет?
- В Персию ушел, через два месяца вернется.


Выпей водки, - сразу все мировоззрение перестроится.



1935

Странно: - раньше все вещи делались громоздко, стационарно, которые можно переносить лишь однажды (рояль, грамофонная труба, гардеробы), теперь все в виде чемоданов, транспортабельно, мобильно, временно (патефон-чемодан и т.д.), - это время.
И даже женщины: раньше были жопы, теперь плюгавки.


Комсомольцы заключили договор со стариками. Старики разрешили снять колокол с церкви, а комсомольцы обязались взамен дать старикам трактор. Колокол сняли, трактора нет. Старики гоняются за комсомольцами.


(9/IV) В трамвае:
"Сколько лет СССР-у?"
"16!" (?)
"Ну чтож, его тоже пора отдать под уголовный суд - по новому закону".
[Речь идет о постановлении ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 года об уголовной ответственности (вплоть до высшей меры наказания) детей "начиная с 12-летнего возраста".]



1937

Женщина тяжелого поведения.


"Советская власть знает как телят поить," -
говорит мол<одая> кол<хозница> старой.



1941

Один беженец у другого:

"Дальше-то лучше будет с харчами?"
Другой:
"Откуда? СССР везде одинаков. Раз тут нет, значит там - еще хуже".


1/3 людей не работает, а глядит на работающих.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: