Мастера пера дореволюционной Франции


Анекдоты № 170 от 23.11.2002 г.


О Руссо

   В одной из светских бесед зашел разговор о Ж..-Ж. Руссо и кто-то заметил, что:
"Он мрачен, как сова".
Ему тут же возразили:
"Верно, но сова - это птица Минервы".


Попытка комплимента

   На представлении в Фонтенбло пьесы Ж.-Ж. Руссо "Деревенский колдун" к автору подошел какой-то придворный и учтиво сказал:
"Позвольте, сударь, сделать вам комплимент?"
Руссо отозвался:
"Если он ловко составлен, пожалуйста!"
Придворный удалился в смущении, а друзья стали упрекать Руссо:
"Ну, как вы ему ответили!"
Руссо возразил:
"Вполне разумно. Разве есть на свете что-нибудь ужаснее неловкого комплимента?"


Плачущий тигр

   Когда Вольтер жил в Потсдаме у Фридриха II как-то после ужина зашел разговор о тиранах и деспотах. Вольтер в нескольких словах охарактеризовал оба эти типа, а затем воодушевился и стал набрасывать картины страшных бедствий, на которые обрекает человечество деспот, завоеватель и т.д. Слушая его, прусский король так умилился, что пустил слезу. Вольтер вскричал:
"Смотрите! Смотрите! Тигр плачет!"


Фонтенель о провалах

   Как известно, Фонтенеля трижды проваливали при выборах в Академию Он любил частенько рассказывать об этом и всегда заканчивал следующим образом:
"Я повторял эту историю всем, кто убивался из-за того, что не прошел в Академию, но так никого и не утешил".
[Фонтенеля таки избрали в Академию, и он полсе этого в течение 58 лет был непременным секретарем французской Академии. Не удивляйтесь, он дожил до ста лет. - Прим. Ст. Ворчуна.]


Фонтенель в старости

   Когда г-ну Фонтенелю было уже 97 лет он наговорил кучу любезностей молодой красивой даме, только что вышедшей замуж. Затем, направляясь к столу и проходя мимо этой дамы, он не заметил ее. Дама его упрекнула:
"Вот видите, как мало можно верить вашим комплиментам. Вы идете мимо и даже не смотрите в мою сторону".
Фонтенель возразил:
"Сударыня! Глянув в вашу сторону, я уж не прошел бы мимо".


Неизвестный Даламбер

   Однажды в молодости Шамфор решил посетить Даламбера. Он пошел на улицу Сен-Доминик, где жил Даламбер, и спросил одного швейцара, где квартирует Даламбер. Швейцар переспросил:
"Господин Штаремберг, венецианский посол? Третий дом отсюда:"
Шамфор уточнил:
"Да нет, господин Даламбер, член французской Академии".
Швейцар равнодушно отвернулся:
"Такого не знаю".


Гельвеций в молодости

был очень хорош собой. Однажды за кулисами театра он сидел возле актрисы Госсен. К ним подошел известный финансист и сказал актрисе на ухо, но так, чтобы слышал Гельвеций:
"Мадемуазель! Не согласитесь ли вы принять шестьсот луидоров и подарить мне за это свою благосклонность?"
Госсен, указывая на Гельвеция, достаточно громко ответила:
"Сударь! Я сама дам вам двести, если вы явитесь ко мне завтра утром с таким же красивым лицом, как вот у него".


В пьесах Мольера,

не щадившего никого на свете, нет ни одного выпада против финансистов. Ходил слух, что Мольер и другие авторы пьес получили на этот счет прямые указания Кольбера (главный контролер финансов при Людовике XIV).


Лафонтен о грешниках

   Однажды при Лафрнтене зашел разговор о грешниках, горящих в адском огне, и некто стал оплакивать их участь. Баснописец заметил:
"Льщу себя надеждой, что рано или поздно они привыкают и начинают себя чувствовать там, как рыба в воде".


Отказ Бомарше

   Известно, что Бомарше не пожелал драться на дуэли с герцогом де Шоном, когда последний оскорбил его. А ссора произошла оттого, что актриса Дезире Менар предпочла герцогу драматурга, и герцог был оскорблен в своих чувствах. После несостоявшейся дуэли герцог организовал неудачное покушение на Бомарше, а потом добился и его заключения в тюрьму.
   В 1770 году умер богач Пари-Дюверне, и из его бумаг следовало, что он должен Бомарше 150000 ливров. Его наследник граф де Ла Блаш отказался оплачивать долг и вызвал Бомарше на дуэль. Бомарше, намекая на герцога де Шона, ему ответил:
"Я и не таким отказывал".

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: