Шаляпин, Зощенко, Алехин, Утесов...


Анекдоты № 184 от 01.03.2003 г.


Секретарь Шаляпина

по имени Петр часто пытался оберегать великого певца от назойливых журналистов. Как-то в гостиницу к Шаляпину пришел известный театральный критик. Петр встретил его, сказал, что Шаляпин сейчас очень занят, но что на все вопросы может ответить он. Критик спросил:
"Каковы планы маэстро Шаляпина на ближайшее будущее?"
Петр начал излагать:
"Сначала мы едем в Милан, где будем петь в "Ла Скала", затем в Лондоне дадим концерт в честь короля Англии, потом..."
Тут из соседней комнаты прогремел Шаляпин:
"Петр, все отлично! Только не забудь взять меня с собой!"


Прекратите петь!

В начале тридцатых годов после одного из благотворительных концертов Шаляпин заехал в один из русских кабачков. Там выступал оркестр балалаечников, и солист затянул:
"Степь да степь кругом..."
Шаляпин начал тихонько подпевать. Вдруг из-за соседнего столика один господин закричал:
"Перестаньте петь! Безобразие! Как вы себя ведете!.."
Господину что-то шепнули, и он поперхнулся. Однако еще более сконфуженным выглядел Шаляпин, ведь впервые в жизни его попросили прекратить петь.


Неправильное питание

Известно, что время своего первого матча с Максом Эйве Алехин злоупотреблял спиртным. Матч он проиграл, а когда его потом спросили о причинах поражения, то Алехин ответил:
"Этот месяц у меня был неправильный режим питания".


Зощенко и Олеша

Михаил Зощенко умел не только хорошо писать: он еще был хорошим мастером. Он умел тачать сапоги и шить. Однажды у писателя Юрия Олеши порвались штаны, так Зощенко собственноручно и очень качественно зашил ему штаны. Вам, может быть, не совсем понятно, зачем надо было это делать. Поясняю, что дело было в 1950 году, а оба писателя жили тогда довольно бедно. В это время в Ленинград прибыл генерал от литературы т. Фадеев и оказался в обществе этих двух писателей, причем вел себя при этом довольно высокомерно. Олеше это не понравилось:
"Ты думаешь, что важное событие в текущем моменте нашей литературы - это то, что ты приехал в Ленинград? Ошибаешься! Важное это то, что писатель Зощенко починил штаны писателю Олеше".


Из автобиографического

выступления М.М. Зощенко 1 апреля 1958 года на дне рождения у К.И. Чуковского:
"Из моего повествования вы увидите, что мой мнимый разлад с государством и обществом начался еще раньше, чем вы думали
[т. е. еще до постановления ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 г. о журналах "Звезда" и "Ленинград" - прим. Ст. Ворчуна]
- и что обвинявшие меня в этом были так же далеки от истины, как и теперь. Это было в 1935 году. Был у меня роман с одной женщиной - и нужно было вести дело осторожно, т. к. у нее были и муж, и любовник. Условились мы с нею так: она будет в Одессе, а я в Сухуми. О том, где мы встретимся, было условлено так: я заеду в Ялту, и там на почте меня будет ждать письмо до востребования с указанием места свидания. Чтобы проверить почтовых работников Ялты, я послал в Ялту "до востребования" письмо себе самому. Вложил в конверт клочок газеты и надписал на конверте: М.М. Зощенко. Приезжаю в Ялту: письма от нее нет, а мое мне выдали с какой-то заминкой. Прошло 11 лет. Ухаживаю я за другой дамой. Мы сидим с ней на диване - позвонил телефон. Директор Зеленого театра приглашает - нет, даже умоляет меня выступить - собралось больше 20 000 зрителей. Я отказываюсь - не хочу расставаться с дамой. Она говорит:
"Почему ты отказываешься от славы? Ведь слава тебе милее всего!"
Я:
"Откуда ты знаешь?"
Дама:
"Как же! Ведь ты сам себе пишешь письма. Однажды написал в Ялту, чтобы вся Ялта узнала, что знаменитый Зощенко удостоил ее своим посещением".
Я был изумлен. Она продолжала:
"Сунул в конверт газетный клочок, но на конверте вывел крупными буквами свое имя"
Я:
"Откуда ты знаешь?"
Дама:
"А мой муж был работником ГПУ, и это твое письмо наделало ему много хлопот. Письмо это было перлюстрировано, с него сняли фотографию, долго изучали текст газеты... и т. д."
Таким образом, вы видите, господа, что власть стала преследовать меня еще раньше, чем это было объявлено официально".


Вера Владимировна Зощенко вспоминала:

"Помню конец 18-го года... Михаил приехал с фронта гражданской войны... Пришел ко мне... Он очень любил меня тогда... Пришел первый раз в валенках, в коротенькой куртке, перешитой собственноручно из офицерской шинели...
Топилась печка, он стоял, прислонившись к ней, и я спросила:
"Что для Вас самое главное в жизни?"
Я, конечно, рассчитывала, что он ответит:
"Конечно, Вы!"
Но он сказал:
"Конечно, МОЯ ЛИТЕРАТУРА!"
Это было в декабре 1918 года. И так было ВСЮ ЖИЗНЬ!"


Утесов об Одессе

Известный советский певец Леонид Утесов примерно так вспоминал о том, почему он перестал ездить в родную Одессу:
"Выступаю я в Одессе. Естественно, шумный успех. Выхожу из актерского подъезда, сажусь в машину и мечтаю о том, как приятно я проведу предстоящий вечер. Вдруг перед машиной возникает растрепанная женщина с маленьким мальчиком. Водитель останавливается, женщина распахивает дверцу автомобиля, показывает на меня пальцем и говорит мальчику:
"Сеня! Смотри сюда! Это - Утесов. Когда ты вырастешь, он уже умрет".
Я захлопнул дверь автомобиля и больше не приезжал в Одессу".


Утесов в трамвае

Вспоминая годы своей молодости, Утесов рассказывал и такую историю:
"Вскакиваю я в трамвай и покупаю билет. К стоящей рядом со мной девушке обращается кондуктор, но та начинает плакать, так как обнаружила пропажу кошелька. Я ее спрашиваю:
"Сколько денег у вас там было?"
Она отвечает:
"Двадцать копеек".
Я протягиваю ей двугривенный, она покупает билет, кондуктор отходит, тут она мне и говорит:
"А теперь отдайте мне и кошелек!"


Светлов о бездарях

Как-то два бездарных поэта всячески поносили друг друга. Кто-то отозвался об их грызне:
"Что они делят? Ведь их же не существует в литературе!"
Светлов усмехнулся:
"Да, но зато какая у них идет борьба за несуществование !"

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: