Очерки истории Арзамасского Общества в лицах (к нему причастных) и в выдержках из протоколов сего Общества, часть IV


Анекдоты № 197 от 31.05.2003 г.


Михаила Орлова

принимали в "Арзамас" 22 апреля 1817 года и присвоили ему кличку Рейн . В тот же день состоялось и чтение упомянутого ранее "Парнасского адрес-календаря".


Адрес-календарь

в те годы был необходимой настольной книгой каждого чиновника и светского человека. В нем давалась роспись всех чиновников по рангам и званиям, указывалось, кавалерами каких орденов они являются. Вот в подражание такому справочнику и составил Воейков свой
"Парнасский адрес-календарь, или роспись чиновных особ, служащих при дворе Феба и в нижних земских судах Геликона, с краткими замечаниями об их жизни и заслугах, собрано из достоверных источников для употребления в Благошляхетском Арзамасском обществе".


Несколько примеров

В этом адрес-календаре Воейков вовсю прославлял арзамасцев и поносил беседчиков. Приведу несколько характерных выдержек из этого документа:
"К.Н. Батюшков, действительный поэт, стольник муз, оберкамергер граций.

Князь П.А. Вяземский, министр полиции, главноупраляющий смирительными заведениями для завистников, вралей и бездельников.

Д.Н. Блудов, государственный секретарь бога Вкуса при отделении хороших сочинений от бессмысленных и клеймении сих последних печатью отвержения.

Д.В. Давыдов, действительный поэт, генерал-адъютант Аполлона при переписке Вакха с Венерою.

Кн. Шаховской, придворный дистиллатор; составляет самый лучший опиум для придворного и общественного театра. Имеет привилегию писать без вкуса и толку.

Кн. Шихматов, беседист; член противной стороны здравому рассудку, пишет неведомо что, неведомо для кого; сочинитель песен, которых никто не поет, и книг, которых никто не читает.

Гр. Д.И. Хвостов, обер-дубина Феба в ранге провинциального секретаря; обучает иппокренских лягушек квакать и барахтаться в грязи.

А.С. Шишков, патриарх старообрядцев, главный директор раскольничьего книгохранилища; на шее носит шиш на пестрой тесьме, а в петлице - раскольничью бороду на голубой ленте; перелагает в стихи Стоглав и Кормчую книгу".


Круг деятельности "Арзамаса"

не был четко определен. Сколько можно поносить беседчиков! На третьем заседании "Арзамаса" было принято постановление:
"Определить занятия Арзамаса, дабы по отпении известного числа покойников, не сидеть самим во время собрания покойниками, а заниматься различными приятностями, читать друг другу стишки, царапать друг друга критическими колкостями и прочее".

На четвертом же заседании было уже твердо постановлено заниматься разбором всех литературных произведений российской словесности:

"Положено предварительно, чтобы члены предлагали на рассмотрение Арзамаса всякое литературное прозябение своей пошвы. Арзамасу же обрабатывать сию пошву, взрывая ее критическим плугом, составляя питательные снопы из того, что произрастет на ней доброго, недоброе же бросать свиньям и хрюкам беседным, да попрут его стопою или да всковыряют его рылом".
Видим, что уже 18 ноября 1815 года буффонада была введена в некие рамки и ее цели более точно определены.


Александр Алексеевич Плещеев

был принят в "Арзамас" с прозвищем Черный вран .


Жуковский о деятельности "Арзамаса"

писал:
"Арзамасская критика должна ехать верхом на галиматье".
Недаром уже много позднее он писал об "Арзамасе":
"Буффонада явилась причиной рождения "Арзамаса", и с этого момента буффонство определило его характер. Мы объединились, чтобы хохотать во все горло, как сумасшедшие; и я, избранный секретарем общества, сделал не малый вклад, чтобы достигнуть этой главной цели, т.е. смеха. Я заполнял протоколы галиматьей, к которой внезапно обнаружил колоссальное влечение. [Тут Жуковский явно скромничает, так как изучение его творчества показало, что опыты в галиматьическом роде начались еще в 1811 году. - Прим. Ст. Ворчуна.] До тех пор пока мы оставались только буффонами , наше общество оставалось деятельным и полным жизни. Как только было принято решение стать серьезными , оно умерло внезапной смертью... "Арзамас" не оставил ни малейшего следа в трудах по той простой причине, что никаких трудов не было".
Казалось бы, что с видом деятельности "Арзамаса" все ясно!


Уваров о "Арзамасе"

Оказывается, что это не совсем так. Вот перед нами пространная выписка из статьи Уварова, опубликованной в 1851 году. Он пишет в ней:
"Арзамас не имел собственно никакой определенной формы. Это было общество молодых людей (часть которых достигла впоследствии высших степеней государственной службы), связанных между собой одним живым чувством люби к родному языку, литературе, истории и собиравшихся вокруг Карамзина, которого они признавали путеводителем и вождем своим. Направление этого общества или, лучше сказать, этих приятельских бесед было преимущественно критическое . Лица, составлявшие его, занимались строгим разбором литературных произведений, применением к языку и словесности отечественной всех источников древней и иностранных литератур, изысканием начал, служащих основанием твердой, самостоятельной теории языка и проч. Чем разнообразнее была цель общества, тем менее было последовательности в его занятиях. В то время под влиянием Арзамаса писались стихи Жуковского, Пушкина, Батюшкова; и это влияние отразилось, может быть, и на иных страницах Истории Карамзина".


Да и Вяземский писал про "Арзамас", что
"это была школа взаимного литературного обучения, литературного товарищества".


Кто же из них прав: Жуковский или Уваров с Вяземским? Скорее всего, правы они все. Ведь в деятельности "Арзамаса" было много и буффонады, и серьезных занятий, как литературных, так и политических. Это можно обнаружить, просматривая протоколы "Арзамаса", но ведь в протоколы заносилось далеко не все, и в памяти каждого сохранился тот "Арзамас", который им был дорог и каким он им представлялся в то время.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: