Истории из времен правления Ивана Грозного (по рассказам Джерома Горсея)


Анекдоты № 203 от 12.07.2003 г.


Посольство из Крыма

После сожжения Москвы крымским ханом Девлет Гиреем в 1571 году к Ивану Грозному прибыло посольство из Крыма. Все члены посольства прибыли на хороших конях и были одеты в подпоясанные меховые одежды с черными меховыми шапками. Они были вооружены луками со стрелами, а на боках у них висели невиданные богато украшенные сабли.
Послов встретили не слишком радушно: их под стражей разместили в темных помещениях и кормили вонючим конским мясом и водой. Им не давали даже хлеба и не предоставили постелей, но послы с равнодушием переносили эти и прочие обиды и оскорбления.
Когда царь принял посла в окружении своих бояр и князей, посланца крымского хана переодели в тканую золотом одежду и дорогую шапку. Довольного посла ввели к царю, но всех сопровождавших его лиц оставили за железной решеткой. Это возмутило посла, который громко протестовал, но четверо стражников, невзирая на протесты посла, подвели его к царю.
Тогда посол без всякого приветствия сказал, что
"его господин, великий царь всех земель и ханств, да осветит солнце его дни, послал к нему, Ивану Васильевичу, его вассалу и великому князю всея Руси, с его дозволения узнать, как ему пришлось по душе наказание мечом, огнем и голодом, от которого он посылает ему избавление (тут посол вытащил грязный острый нож), - этим ножом пусть царь перережет себе горло".

Посла торопливо вытолкали взашей и попытались отнять у него дорогую одежду и шапку, но посол со спутниками так яростно сопротивлялись, что этого не удалось сделать. Их отвели на прежнее место, а царь впал в приступ дикой ярости.
Начальник стражи предложил изрубить крымцев на куски, но ответа от царя на это гуманное предложение не последовало. Через несколько дней царь прислал послу такой ответ:
"Скажи своему господину, негодяю и неверному, что не он покарал меня, а Бог и Христос за мои грехи и грехи моих людей дал ему, дьявольскому отродью, случай и силу быть исполнителем Его воли и упреком мне, но с Божьей помощью и волей я надеюсь отомстить и сделать его своим вассалом и подчиненным".

Посол ответил, что не окажет царю такой услуги, передавая подобный ответ. Поэтому вскоре царь отправил послом в Крым Афанасия Федоровича Нагого, который был там удержан и в течение семи лет претерпевал там великие мучения.
Так сообщал об этом посольстве в своих записках Джером Горсей, которого в то время в Москве еще не было. Его рассказ основан на слухах и сплетнях. Во время мирных переговоров в Москве в июне 1571 года, сразу же после набега, царь обещал предоставить Астраханскому ханству статус полунезависимого княжества в составе Руси. Следует также иметь в виду, что А.Ф. Нагой был русским послом в Крыму с 1567 по 1573 года.
Подобные рассказы о крымском посольстве имеются и у других иностранцев, посещавших Россию в то время, но в них содержится еще больше неточностей.



Князь Борис Давыдович Тулупов,

окольничий царя, был казнен Иваном Грозным в конце лета 1575 года за сношения с опальной знатью и участие в заговоре против царя. Такова была официальная версия. Князь был посажен на кол, оставаясь в живых в течение пятнадцати часов, пока острый кол не вышел у него из горла. Во время этой казни князь первое время разговаривал со своей матерью, которую заставили смотреть на это ужасное для нее зрелище. Потом княгиню, не старую еще женщину, отдали на поругание сотне стрельцов. Ее раздувшееся, нагое тело затем бросили голодным псам, разорвавшим его на куски. Царь при виде всего этого сказал:
" Кого жалую, тех содержу в чести, а кто мне изменил, тому воздам такую же казнь".



Казнь семи монахов

28 мая 1575 года (?) в Москве состоялась казнь семи монахов в назидание остальному непокорному духовенству, которое не спешило делиться с царем своим имуществом и доходами. Каждому монаху в одну руку дали крест и четки, а в другой он мог держать, по великой милости царя, полутораметровую рогатину. Монаха помещали в специально отведенное место, куда затем выпускали дикого медведя, который из-за шума зрителей становился еще более свирепым. Первый медведь с яростью набросился на свою жертву, которая не оказала ему почти никакого сопротивления, и растерзал ее. Когда медведь сожрал свою жертву, стрельцы пристрелили его.
Подобным образом были стравлены все семь монахов и медведей, и только один из монахов оказал какое-то сопротивление. Он воткнул свою рогатину в землю и направил ее в грудь медведю. Медведь, почуяв монаха, бросился на него, но был пронзен рогатиной. Это, однако, не спасло монаха, так как и раненый зверь смог растерзать его, после чего и сам умер.
Такое кровавое и ужасное зрелище, однако, не доставило особого удовольствия ни царю, ни многочисленным зрителям. Семь других монахов, по уже указанной выше причине были приговорены к сожжению на костре.



Шотландцы в России

Во время первого периода Ливонской войны русские захватили довольно большое количество пленных. Среди них оказалось и 85 шотландцев, которые только и уцелели из присланного Стокгольмом отряда в 700 человек. Горсей постарался устроить так, чтобы царю разъяснили разницу между наемниками-шотландцами и коренными врагами русских: шведами, поляками и ливонцами. Царю доложили, что шотландцы представляют собой нацию наемников, готовых за содержание и жалованье служить любому христианскому правителю.
Иван Грозный решил испытать их доблесть в борьбе с крымским ханом. Шотландцы были помилованы и отобраны в отдельный отряд, командиром которого назначили Джими Лингета (Jeamy Lingett), опытного и доблестного воина. Шотландцев вооружили мечами, ружьями и пистолетами, и они прекрасно себя проявили в боях с крымскими татарами.
Позднее им были пожалованы земли для поселения, они обзавелись семьями и пользовались милостями царя и его людей. Вот так на русской земле и появились люди с шотландскими корнями и фамилиями.



Казнь Бомелиуса

Элизиус Бомелиус, английский лекарь и авантюрист, был при дворе Ивана Грозного астрологом, лейб-медиком, а, иногда, и палачом. Так в 1572 году он по приказанию царя отравил около сотни опричников. Бомелиус пользовался большим влиянием при дворе, слыл одним из любимцев царя и скопил большие богатства, большую часть которых он сумел через Англию переправить на свою родину в Вестфалию. Царь часто советовался с Бомелиусом и по вопросу о возможности получения убежища в Англии, и о возможности его женитьбы на королеве Елизавете: насколько успешным могло бы быть его сватовство к ней. Бомелиус обманул царя, заявив, что королева еще очень молода и вполне может иметь детей.
Расположению владык, однако, всегда приходит конец. Уже одного обмана со стороны Бомелиуса о возрасте королевы Елизаветы было бы достаточно для опалы. А тут стали еще поступать доносы от слуг о том, что указанный Бомелиус ведет секретную, и к тому же шифрованную, переписку с королями Швеции и Польши. Его арест совпал по времени с арестом Новгородского архиепископа Леонида.
Бомелиуса пытали на дыбе, но он вначале отрицал все обвинения, надеясь на то, что некоторые из его друзей, которые были среди любимцев царя, замолвят за него словечко и он получит свободу, но эти надежды не оправдались.
За пыткой Бомелиуса лично наблюдал царевич Иван Иванович, а частенько и сам он становился палачом. Руки и ноги Бомелиуса были вывернуты из суставов, а спина и все тело изрезаны проволочным кнутом. Так что вскоре Бомелиус признался не только в том, в чем его обвиняли, но и в том, что опасно было записывать, и о чем не должен был узнать царь.
Царь прислал сказать, что лекаря зажарят живьем. Бомелиуса сняли с дыбы, привязали к деревянному шесту, выпустили ему кровь и зажгли огонь. Его поджаривали до тех пор, пока в нем оставались хоть признаки жизни, затем бросили в сани и повезли через Кремль.
Горсей подбежал к саням, чтобы взглянуть на него. Бомелиус приоткрыл глаза и произнес имя Бога. Затем его бросили в темницу, где он и умер. Большинство бояр были рады смерти Бомелиуса, так как он слишком много о них знал.



Гибель посланника

В 1576 году из Англии с письмами от королевы Елизаветы I прибыл посланник Даниил Сильвестр. В Холмогорах он снаряжался и готовился к царской аудиенции. Портной принес ему новые одежды и едва успел спуститься вниз, как в комнату влетела шаровая молния, проникла внутрь его нового костюма и, выйдя у шеи, убила Сильвестра. Молния убила также мальчика посланника и его собаку. Сразу же начался пожар, в котором сгорели дом, мебель, бумаги, а, главное, письма от королевы. Царь был очень расстроен и разгневан утерей этих писем, ведь шла война, и он ждал помощи из Англии, но сказал только:
"Да будет воля Божья!"



Царица Московии

В 1583 году русский посол А.Ф. Писемский прибыл в Англию для переговоров о женитьбе Ивана IV на племяннице королевы Елизаветы Мэри Гастингс, дочери лорда Генри. Посол встречался с леди Гастингс и остался доволен ее внешними данными. Для дальнейших переговоров в Москву был отправлен английский посол сэр Джером Баус (Jerom Bowes), но его переговоры с царем были прерваны смертью последнего. Впоследствии друзья и близкие леди Мэри прозвали ее царицей Московии.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: