Несколько историй из жизни знаменитого физика Роберта Вуда (Wood), вып. 3


Анекдоты № 208 от 16.08.2003 г.


В 1897 году Вуд с семьей отдыхал в Массачусетсе у залива Бэзардс. Однажды, купаясь, он опрокинул себе на голову деревянную бадью и, держа ее на плечах и толкаясь ногами, долго развлекал детей зрелищем "живой" плавающей бадьи.
Но этим дело не ограничилось, иначе Вуд не был бы Вудом. На следующий день он вырезал в стенке бадьи прямоугольное отверстие и вставил туда стекло, а по краям бадьи прикрепил сорокафунтовый свинцовый балласт с киля яхты, который прижимал бадью к его плечам, если опуститься под воду. Предвосхищая создание батисферы, он соединил это устройство с велосипедным насосом, находившимся в лодке, при помощи двадцатифутового резинового шланга, и мог сидеть под водой сколь угодно долго, наблюдая за рыбами, водорослями и подводными пейзажами.



Первым крупным изобретением Вуда, сделанным в 1899 году, был способ отогревания замерзших водопроводных труб с помощью электрического тока. В ту зиму земля промерзла на восемь футов в глубину, так что у водопроводчиков было много работы, и они с ней явно не справлялись.
Вуд решил, что электрический ток, проходя по металлическим трубам, должен нагревать их, а мерзлая земля вокруг труб и лед внутри них электричество не проводят, так что никакой опасности не будет.
Эксперимент провели у дома сенатора Вайлеса, председателя правления Висконсинского университета, около дома которого водопроводчики никак не могли найти замерзшую трехсотфутовую трубу, положение которой было неизвестно. Привезли трансформатор, к вторичной обмотке которого присоединили провода от сети, а первичную замкнули на кран в подвале и на водоразборный кран в трехстах футах от дома. Ток проходил через большой бак с соленой водой и электродами, которыми можно было регулировать его силу.
Замкнули цепь и стали ждать результатов эксперимента у открытого крана в подвале. Через десять минут послышалось бульканье, и из крана брызнула струя ржавой воды, смешанной со льдом. Еще через несколько минут появился лакей с шампанским и т.д.
На следующий день в местной газете появилась статья в два столбца, описывающая успешное решение проблемы борьбы с замерзшими трубами. Это сообщение подхватило Ассошиэйтед Пресс и разнесло его по всей стране. Университет получил от правительства премию в двести тысяч долларов, а предложенный Вудом метод чуть ли не до сих пор применяется в цивилизованном мире для отогревания замерзших труб.
Вуда в университете за это изобретение повысили в должности с преподавателя до помощника профессора.



Изображение Роберта Вуда в виде римского сенатора до сих пор существует в Мэдисоне, штат Висконсин. Вот как это произошло.
Вуд уже переехал в университет Джона Гопкинса и купил дом с участком в Ист Хэмптоне. По соседству была дача и студия известного американского художника Альберта Хертера, который в то время писал картину для здания управления штата Висконсин в Мэдисоне. Он попросил Вуда позировать ему, изображая римского сенатора, в тоге и с золотым венком на голове. Хертер изобразил Вуда очень похоже, сохранив даже вихор волос у него на лбу, что довольно странно для прически римского сенатора.
Эта картина занимает всю стену в здании апелляционного суда. Все сенаторы сидят полукругом, а Вуд впереди встречает какого-то римского генерала со свитой, несущей военные трофеи. Приезжих физиков водят туда, чтобы они собственными глазами могли увидеть "устрашающий пример" того, что может случиться с молодым преподавателем физики.



В сентябре 1904 года Вуды по приглашению лорда Рэлея (Rayleigh, Нобелевская премия 1904 г.) гостили в его имении, где была и частная лаборатория. Вуда попросили провести несколько опытов с натрием, ведь исследования с этим металлом и его парами уже принесли Вуду всемирную славу. Вуд согласился:
"С удовольствием, если можно будет зажечь горелку и у вас есть металлический натрий".

Пока Вуд выдувал из стекла необходимые трубки, лорд Рэлей охотился за своим натрием. Лаборатория физика вообще является сложным хозяйством, и частная лаборатория Рэлея в "сельском" домике представляла собой подтверждение этого правила. Она была до такой степени перегружена различным оборудованием, находившимся здесь даже с очень давних времен, что найти в ней требуемые вещи было очень непросто. Скоро и Вуд присоединился к его поискам. Наконец хозяин отчаялся:
"Где-то у меня есть целая банка, но мне кажется, что она исчезла, и нам придется отказаться от опытов".

В это время Вуд в углу верхней полки одного из шкафов заметил широкую стеклянную банку, наполовину заполненную какой-то желтой жидкостью и с какими-то кусками в ней. Вуд открыл этот шкаф и сказал Рэлею:
"Я чувствую, что если бы это была моя лаборатория, я бы, наверное, держал натрий в этом шкафу".
Он запустил руку в глубину полки и вытащил запыленную банку. Рэлей улыбнулся:
"Ха! Кажется, вы его поймали. Мне кажется, нет ничего, относящегося к натрию, что вы не могли бы открыть, - даже то место, где он прячется".

Несколько позднее на заседании группы в Британской Ассоциации развития науки лорд Рэлей, объявляя о выступлении Вуда, с улыбкой заметил, что Вуду удалось даже открыть банку с натрием в его лаборатории, которую он сам тщетно искал целых полчаса.



Вуд был пионером фотографии в инфракрасных и ультрафиолетовых лучах. О его способности сооружать сложные физические приборы из подвернувшихся под руку предметов может дать представление краткая выдержка из его статьи из Monthly Notices по фотографированию Луны в ультрафиолетовых лучах:
"Предварительные опыты были проделаны мною в летней лаборатории в Ист Хэмптоне Лонг-Айленд, штат Нью-Йорк, с помощью наскоро импровизированного прибора: Фотографический телескоп был сделан из трехдюймовой кварцевой линзы, покрытой серебром, с фокусным расстоянием в шесть футов, смонтированной в конце печной трубы из оцинкованного железа, с адаптером для пластинок с другого конца. Все это было скреплено с пятифутовым телескопом, служившим для того, чтобы следовать за Луной в течение трехминутной экспозиции. Оба они были укреплены на экваториале из старой велосипедной рамы, поставленной на цементную плиту так, что ось передней вилки была направлена на Полярную Звезду".
Вот так работал Роберт Вуд - гений физического эксперимента.



Всемирную известность получила и кошка Вуда, благодаря истории, которая давно стала хрестоматийной, но я все же расскажу ее вам.
В конце 1911 года и в начале 1912 года в Ист Хэмптоне Вуд построил спектроскоп, который долгое время оставался самым большим в мире. Он представлял собой деревянную трубу длиной 42 фута и диаметром около шести дюймов. На одном конце трубы помещалась ахроматическая линза с фокусным расстоянием в 42 фута, т.е. во всю длину трубы, и дифракционная решетка, а на другом конце - щель и зеркало.
После первых опытов Вуд на некоторое время куда-то уехал, а когда вернулся в июне, то обнаружил, что пауки сумели пробраться в трубу и сплели там множество своих изделий. Недолго думая, Вуд схватил свою кошку и, не без некоторого сопротивления с ее стороны, сумел запихнуть животное в один из концов трубы, а потом закрыл ее (трубу). Кошке ничего не оставалось делать, как ползти по этому туннелю к свету. Она выскочила из другого конца трубы, волоча за собой целый шлейф из паутины, и в ужасе бросилась через забор подальше от этого страшного места. Но труба спектроскопа была очищена от паутины.
В своей статье об исследованиях на этом спектроскопе, посланной в Philosophical Magazine, Вуд вскользь упомянул об этом событии, но он совсем не ожидал, что данное событие ожидает всемирная известность. Об этой истории написали многие газеты и журналы, приукрашивая историю и добавляя новые подробности. Дошло до того, что один журналист сделал кошку чуть ли не ассистентом Вуда, регулярно проделывающей этот номер. Едва возникала потребность в прочистке трубы, как Вуд, якобы, говорил кошке:
"Кис, кис! Поди сюда и очисти спектроскоп от паутины!"
И кошка послушно лезла в трубу.
Это все, конечно, уже сказки, но вы, уважаемые читатели, теперь знаете всю правду об истории c кошкой.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: