Три детских книги, вып. 3. "Золотой ключик" А. Толстого и его герои (начало)


Анекдоты № 240 от 20.03.2004 г.


Одной из самых любимых книжек моего детства была сказочная повесть А. Толстого "Золотой ключик". Удивляться тут нечему, так как хороших детских книжек тогда было очень мало. Не было у нас ни Винни Пуха, ни Маленького Принца, ни Хоббита. Даже Алису в детстве (в переводе Allegro) я сумел прочитать только после долгих усилий: мне пришлось в течение многих дней искать и собирать по всему дому разрозненные странички этой дореволюционной книги. Мне удалось собрать почти все страницы этой удивительной книги, с иллюстрациями Тэниэла, которая произвела на меня огромное впечатление.



К Алисе, уважаемые читатели, мы еще вернемся, но чуть позже, а поговорить с вами я все-таки хочу о Буратино, "Золотом ключике" и некоторых странностях этой книги. Итак, начнем... В предисловии к этой своей книге А. Толстой пишет, что она навеяна ему воспоминаниями о прочитанной в детстве книге "Пиноккио, или Похождения деревянной куклы".



Ага, в детстве! Уже с самого начала книги А. Толстой начинает вешать лапшу на уши своим читателям. Книга Коллоди в переводе на русский язык появилась в 1906 году, когда А. Толстому шел уже двадцать четвертый год, а итальянским языком он никогда не владел. Так что о детских воспоминаниях не может идти и речи.



Да приключения Буратино совсем и не похожи на приключения Пиноккио. О совпадении сюжетов речь может идти только до встречи Буратино со сверчком, а дальше пути героев начинают расходиться, да так, что "Приключения Буратино" начинают совершенно отличаться от похождений своего итальянского собрата. Вот на этих-то отличиях от итальянской книги я и хотел бы остановиться немного подробнее.



Напомним, что в 1924 году в Берлине вышла на русском языке книга К. Коллоди "Приключения Пиноккио", на титуле которой было написано:
"Перевод с итальянского Нины Петровской. Переделал и обработал Алексей Толстой".
Так что история Буратино начинается, несомненно, с книги Коллоди. Именно, начинается...



В своей переработке А. Толстой сократил текст Коллоди почти в два раза. Он убрал огромное количество морализаторских сентенций, которыми грешат все герои книги, и сделал лаконичными все пейзажи и описания автора. Пиноккио у А. Толстого стал большим (ударение на букве "о") озорником, и автор переделки откровенно любуется своим обновленным героем.



Вернулся к этому герою А. Толстой только в 1935 году, когда стал поправляться после инфаркта. В феврале этого года он писал Горькому:
"Я работаю над "Пиноккио", вначале хотел только русским языком написать содержание Коллоди. Но потом отказался от этого, выходит скучновато и пресновато. С благословения Маршака пишу на ту же тему по-своему".



Заметим, что А. Толстой всегда неприязненно относился к Александру Александровичу Блоку, и в первой части своей знаменитой трилогии дал шаржированный образ поэта в виде декадента Алексея Алексеевича Бессонова.

Позднее свою неприязнь к Блоку А. Толстой продолжил образом Пьеро в "Приключениях Буратино".



Ведь у Коллоди никакого Пьеро нет, но есть Арлекин, который узнает Пиноккио среди публики. На этом его роль в сказке Коллоди и заканчивается.

В "Приключениях Буратино" Арлекин тоже играет свою совсем маленькую роль. Толстому Арлекин (напомню, что у итальянцев это маска удачливого любовника) нужен только для того, чтобы вытащить на сцену Пьеро (маска обманутого мужа). Других функций у него в этой книжке нет. И тут Буратино узнают все куклы... А вот Пьеро вводится в текст сказки всерьез и надолго.



Отношение автора к Пьеро показывает уже то, что он пишет о его появлении "маленький человечек", уничижительно, хотя вводя Арлекина он пишет "другой человек". Мелочь, скажете вы, уважаемые читатели. Ну, ну... Посмотрим дальше.



Мы узнаем о любви Пьеро к девочке с голубыми волосами (они подчеркивают исключительность его невесты) по имени Мальвина. Никакой Мальвины, ни, тем более, романа о любви Пьеро и Мальвины у Коллоди тоже нет. Многие сразу же поняли, что А. Толстой в таком виде изображает семейную драму Блока.



В стихах Блока часто мелькают те же герои, что и в "Золотом ключике": Пьеро - Арлекин - Коломбина, причем лирическое "Я" поэта воплощается именно в образе Пьеро. Так что А. Толстому не надо было очень уж напрягать свою фантазию для изображения Блока. Пьеро у Толстого - поэт, Мальвина - актриса: все как в жизни.



Пьеро пишет стихи, например, такие:
"Пляшут тени на стене, -
Ничего не страшно мне.
Лестница пускай крута,
Пусть опасна темнота,
Все равно подземный путь
Приведет куда-нибудь..."



У А. Блока "тени на стене" пляшут во множестве стихотворений, и он часто пишет о темноте и свете.



Или другие стихи Пьеро:
"Мы сидим на кочке,
Где растут цветочки, -
Жёлтые, приятные,
Очень ароматные..."



Сравните с блоковскими строками:
"Вот - сидим мы с тобой на мху
Посреди болот..."



А. Толстой очень настойчиво и последовательно пародирует в свей сказке и образ Блока, и его творчество.



Вот Буратино попадает к Мальвине, и она тут же начинает его воспитывать. Буратино приходится писать диктант:
"А роза упала на лапу Азора".



Многие из вас знают о том, что этот палиндром принадлежит перу А. Фета. При чем же здесь Блок, спросите вы? Вот при чем. Этот диктант направлен против драмы Блока "Роза и крест". В ней Блок часто сопоставляет прекрасную даму Изору с розой. В драме черная роза падает из рук Изоры на грудь спящего Гаэтана и становится символом его любовного служения.



У Толстого же роза, как известно, падает на лапу Азора, насмехаясь над платоническим обожанием.

Кстати, подругу Изоры в драме зовут Алиса, также, как лису-разбойницу в сказке Толстого.



Заметим, что этот палиндром появляется в самой середине повествования о Буратино, и с этого момента начинается обратный путь героя в каморку папы Карло.



Вот по улицам "Страны дураков" гуляет лисица, не путать с Алисой, и держит в лапе "цветок ночной фиалки". Опять пинок в сторону Блока, его поэмы "Ночная фиалка" и мечтательных поклонниц поэта.



(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: