Очерки истории Арзамасского Общества в лицах (к нему причастных) и в выдержках из протоколов сего Общества, часть IX


Анекдоты № 250 от 29.05.2004 г.


Никита Михайлович Муравьев

стал членом арзамасского общества летом 1817 года и получил кличку Адельстан . Арзамасцы часто по-домашнему собирались в доме Муравьева. Эти вечера, конечно, не заносились в протоколы Общества, но они сблизили Н.М. Муравьева с арзамасцами, а после того, как в члены "Арзамаса" были приняты Николай Тургенев и Михаил Орлов, настал и его час.

Его отец, Михаил Никитич Муравьев, не принадлежал к числу знатных семейств. Его предками были новгородские боярские дети, служившие московским государям, но особых заслуг не имели. Все резко изменилось после его удачной женитьбы на Екатерине Федоровне Колокольцевой, дочери сенатора и богатого откупщика Федора Михайловича Колокольцева. Сей сенатор имел миллионное состояние, владел тысячами крепостных и десятками тысяч десятин земли, был крупным акционером Русско-Американской компании. Он не поскупился на приданое для своей дочери, и захудалый дворянин М.Н. Муравьев вдруг в одночасье стал очень богатым человеком, а его дом одним из самых хлебосольных в Москве, где на праздничные обеды собиралось до сотни гостей. Но в 1807 году Михаил Никитич умер, и двоих его сыновей, Никиту и Александра, стала воспитывать мать, которая дала детям прекрасное образование.

Никита Муравьев участвовал в наполеоновских войнах, а в Париже повстречался с видными деятелями французской революции - Сийесом и Грегуаром. Вигель так оценивал эту встречу:

"Встреча с Брутом и Катилиной не более бы поразила наших русских молодых людей, чем появление сих исторических лиц, как будто из гробов восставших, дабы вещать им истину. Все это сильно подействовало на просвещенный наукою, но еще незрелый и неопытный ум Муравьева: он сделался отчаянным либералом".
Будучи капитаном гвардейского Генерального штаба, он также был и основателем Союза Спасения, первой тайной организации декабристов. Никита Муравьев в своем выступлении тоже горячо поддержал идею о преобразовании деятельности арзамасского общества.



Попытки издания журнала

На последних заседаниях "Арзамаса" Жуковский выглядел вялым и задумчивым. Он понимал, что старому "Арзамасу" приходит конец. Раньше все арзамасцы с восторгом участвовали в буффонадных заседаниях Общества и с восторгом внимали галиматье, которую несли его члены, а теперь все это уже становится им не по душе. В прениях Жуковский теперь почти не участвовал, сидел молча, а на обращенные к нему вопросы отвечал очень тихо, намного тише обычного.

На июньском заседании ему еще раз удалось тряхнуть стариной и в шутливой стихотворной форме отобразить и новые веяния, резко проявившиеся после приема Михаила Орлова, и острые дебаты по поводу издания будущего журнала. Написаны стихотворные строфы о будущем журнале были очень остроумно, и все арзамасцы искренне повеселились, но одновременно Жуковскому пришлось писать и план арзамасского журнала. Намечалось, что к октябрю 1817 года будут заготовлены материалы для четырех номеров. Журнал должен был быть официальным и выходить с 1 января 1818 года ежемесячно. Среди почетных членов Общества был записан и граф Каподистриа (по написанию начала XIX века - Капо д'Истриа), статс-секретарь в Министерстве иностранных дел. С его помощью арзамасцы надеялись пристроить свой журнал к этому министерству, а также облегчить себе получение иностранных журналов, литературных и политических, материалы из которых они тоже намеревались использовать в своем журнале. Наметили, кто и о чем будет писать, издателями назначили Блудова и Уварова, а общий надзор за изданием поручили Жуковскому.



Самый короткий протокол

Признаком приближающегося конца Общества было и отсутствие обычного остроумного протокола заседания. О журнале Жуковский уже сочинил стихи, а на собрании обсуждался все тот же вопрос: журнал. Жуковский немного подумал, и написал стихотворный протокол-карлик:
"Был Арзамас в день Изона и в день, я не знаю, который,
Был Арзамас, как не был, ибо все члены от Арфы
Вплоть до Светланы священным сумбуром друг друга душили.
Вот почему протокола не вышло, а вышел с натугой
Карлик один, протоколец незнатный, достойный Беседы.
Есть же тому и другая причина: Жарко Светлане!
А в жар протоколы писать не безделка. Итак, не взыщите".
Арзамасцы не были в претензии к Светлане за столь краткий протокол, и все охотно подписали его.



Последние заседания

При описании последних заседаний "Арзамаса" я буду, по возможности, кратким. Часто описание упадка различных государств или обществ удостаивается самых ярких красок. Здесь не тот случай. 13 августа на заседании Общества Жуковский представил, наконец, проект устава их общества или, как называли это сами арзамасцы, законы. Два года Светлана отказывался писать "законцы", но под натиском новых членов ему пришлось уступить:
"В доме важного Рейна был Арзамас не на шутку. В том Арзамасе читали законы..."
Жуковский так изобразил в своих стихах это событие:
"Рейн прочел их внятно, понятно, приманчивым гласом.
Смирно слушали члены, дослушав, во всем согласились;
Дан был Светлане приказ к подписанью законы представить.
Вот Светлана представила и! Дело с концом: Подпишите!"



План структуры Общества

В проекте устава были подробно расписаны и цели общества, и обязанности его членов. Я не буду подробно на них останавливаться, так как все это достаточно ясно можно представить из уже описанной деятельности "Арзамаса". В одних формулировках чувствуется влияние умеренных членов общества, а других верх взяли более радикально настроенные члены.

Число избранных членов общества не должно было превышать двадцати пяти, но число почетных членов не было ограничено.
При подписании устава общества в нем состояло двадцать человек:
1. Д.В. Давыдов (Армянин)
2. П.А. Вяземский (Асмодей)
3. К.Н. Батюшков (Ахилл)
4. Н.И. Тургенев (Варвик)
5. В.Л. Пушкин (Вот-я-Вас)
6. С.П. Жихарев (Громобой)
7. А.Ф. Воейков (Дымная печурка)
8. Ф.Ф. Вигель (Ивиков журавль)
9. Д.Н. Блудов (Кассандра)
10. Н.М. Муравьев (?)
11. П.И. Полетика (Очарованный челнок)
12. Д.А. Кавелин (Пустынник)
13. М.Ф. Орлов (Рейн)
14. Д.П. Северин (Резвый кот)
15. А.С. Пушкин (Сверчок)
16. С.С. Уваров (Старушка)
17. Плещеев (не знаю, какой?)
18. Д.В. Дашков (Чу!)
19. А.И. Тургенев (Эолова арфа)
20. В.А. Жуковский (Светлана)

Пять вакансий, таким образом, оставались еще свободными, но попасть в число избранных было очень трудно, так как для избрания требовалось получить голоса всех находившихся в России членов. Кроме того, предлагалось избирать, так называемых, представителей "Арзамаса" числом "не менее и не более семи". Они должны были избираться присутствующими арзамасцами простым большинством голосов сроком на пять лет. История "Арзамаса" уже подходила к концу, а его члены избирали своих должностных лиц на семь лет вперед.



Последний протокол

В последнем записанном протоколе "Арзамаса" сказано:
"Подписаны законы Арзамаса так размашисто, как и все протоколы. В исполнение одной из многих статей сих подписанных законов избраны представителями Арзамаса их высокопревосходительства:
    Светлана, яко тайник или секретарь.
    Ахилл.
    Асмодей.
    Кассандра.
    Чу.
    Старушка.
    Варвик.
...Читаны три программы, две - членом Рейном, одна - членом Варвиком, по поводу коей произошел страшный арзамасский языческий бой, и совершилось вторичное по сотворении мира смешение языков".
Светлана благоразумно решил не заносить на бумагу, что за "бои" кипели на заседании. Это было последнее заседание "Арзамаса", о работе которого мы можем почерпнуть сведения из протоколов Общества.

На нескольких последующих заседаниях протоколы уже не велись, и о них мы узнали уже только из воспоминаний, писем и стихов их участников.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: