Несколько историй из жизни знаменитого физика Роберта Вуда (Wood), вып. 6


Анекдоты № 251 от 05.06.2004 г.


Неугомонный Вуд не только писал романы во время войны. Он настоял на том, чтобы его призвали в армию в звании майора, но это произошло только после того, как в 1915 году французы попросили прислать в их распоряжение знаменитого ученого. Но уже с первых дней войны Вуд стал бомбардировать различные военные инстанции своими предложениями. Некоторые из них не очень далеко ушли от его романов, другие не были своевременно оценены современниками, но кое-что нашло и применение на полях войны.



Еще в начале ноября 1914 года он послал во Францию через посла Жюссерана предложение пустить на одном из участков фронта, шириной не менее двадцати километров, пары бромбензила или другого подобного слезоточивого газа, если метеослужба гарантирует несколько часов устойчивый ветер с запада. Немецкие солдаты в этом случае будут иметь сильное поражение слизистых оболочек глаз (плачь), но настоящих ранений при этом не будет, и гаагская конвенция, таким образом, не будет нарушена.

К совету Вуда союзники не прислушались, а через шесть месяцев немцы впервые применили хлор. Потом быстро были изобретены противогазы и т.д., в том числе последовало и применение слезоточивых газов.

Позднее французские военные были вынуждены признать, что если бы они сразу последовали совету Вуда, то немецкий фронт, вероятно, был бы прорван.



На одном из заседаний Совещательного комитета по морским делам Вуд предложил использовать тюленей для охоты за подводными лодками врага. Многие приняли это предложение за шутку, но Вуд указал, что тюленей можно научить всему тому, чему учат собак.

После долгих споров британское адмиралтейство провело исследования в этой области. Выяснилось, что тюленей можно научить гоняться за шумом винтов подводных лодок и запахом машинного масла, но они были не в состоянии отличать свои лодки от чужих, а также могли в любой момент прекратить поиски подводной лодки и, несмотря на надетые на них намордники, начать преследование какого-нибудь косяка сельди.

Хотя из тюленей и не получилось охотников за подводными лодками, зато эти эксперименты показали, что тюлени прекрасно все слышат на полном ходу. Это позволило улучшить конструкцию гидрофонов после изучения очертаний ушей тюленей.



Во время войны Вуд продолжал и чисто научные исследования. Так во время своего отпуска он побывал в обсерватории Маунт-Вильсон и провел фотографирование Юпитера и Сатурна в ультрафиолетовом диапазоне волн. Эти снимки показали наличие на Сатурне экваториальной полосы, о которой до тех пор не было известно и споры о природе которой продолжались много лет.



Вместе с профессором Окано он провел в Балтиморе исследование потенциала ионизации паров натрия. Выяснилось, что натриевая лампа может работать уже при разности потенциалов в 1,5 В и давать яркий свет. Многочисленные эксперименты Вуда с натрием дали возможность лорду Кельвину спросить:
"Удалось ли вам все-таки приручить пары натрия?"
Дело в том, что стекло под воздействием паров натрия становилось через несколько минут совершенно непрозрачным. Разработать сорта стекла, устойчивые к парам натрия удалось только после Второй мировой войны.



Профессоров и ученых, которых во время войны одели в военную форму и присвоили различные звания, Вуд называл "овцами в волчьей шкуре".



Когда Вуда произвели в майоры, он должен был пройти медицинский осмотр и прочие формальности. Ему удалось разозлить медицинского сержанта, который проверял его зрение. Так, например, когда сержант, проверяя цветовое зрение, показал Вуду красный шерстяной шнурок и спросил:
"Что это?" -
Вуд ответил:
"Шерсть".
Естественно, что обе стороны остались недовольны друг другом, а сержант, когда дверь за Вудом закрылась, сказал:
"Мне безразлично - пусть он величайший ученый в мире, но из него выйдет ужасный майор! Я ни за что не согласился бы стать его полковником!"



Вуд с большой группой ученых и специалистов плыл в Европу на "Адриатике". Плавание было окружено величайшей секретностью. Но тут Колпитс из "Вестерн электрик" вспомнил, что наступает ночь осеннего равноденствия, когда широту и долготу корабля можно вычислить, зная возвышение Полярной звезды и время заката Солнца. Вуд из транспортира и двух деревянных палочек смастерил простейший квадрант и определил угол возвышения Полярной звезды, а Колпитс засек время заката, так что уже через несколько минут они довольно точно знали положение их судна. Эта новость быстро облетела курительную каюту и достигла капитанского мостика, приведя морских офицеров в ужас: ведь считалось, что все данные о курсе корабля должны держаться в строжайшей тайне.

Уже на следующее утро все часы на корабле были переведены на сорок пять минут вперед, чтобы сбить с толку беспокойных ученых.

Возможно, что именно этот инцидент и послужил в дальнейшем причиной повсеместного перехода на зимнее и летнее время.



Вместе с Полем Ланжевеном Вуд проводил исследования с направленными лучами ультразвуковых волн для определения положения подводных лодок, которые дали интересные и важные результаты уже после окончания войны.



Вуд также предложил использовать цилиндры из пьезоэлектрического кварца для определения давления внутри стволов крупнокалиберных орудий при движении по ним снаряда. Этот метод впоследствии довольно широко применялся, но обычно его приписывают Дж. Дж. Томсону, который тоже изобрел этот метод, но только на год позже. Он ничего не знал о способе, предложенном Вудом, так как все военные разработки были окружены строжайшей тайной.



Но Вуд сделал и несколько изобретений, которые нашли применение в действующей армии. Так он разработал сигнальный телескоп, прибор, который проецировал пучок света, ширина которого на расстоянии в одну милю была менее десяти футов. При испытаниях два офицера стояли в десяти футах друг от друга за милю от прибора, и один из них ясно видел свет, а другой - нет.

Первый экземпляр этого прибора был совершенно в духе Вуда изготовлен из оцинкованной печной трубы, шестивольтовой автомобильной лампочки, ахроматической линзы от проекционного фонаря и приличного окуляра.

Прибор прекрасно зарекомендовал себя во время боя при Зейхепрее, посылая сигналы из передовых траншей на дивизионный КП на расстояние в пять километров во время немецкой бомбардировки. Бывший на вооружении огромный французский сигнальный прожектор не мог поддерживать связь на таком расстоянии, и генерал Першинг приказал немедленно изготовить для армии сто таких приборов.



Вуд также разработал очень темный красный сигнальный фонарь, сигналы которого можно было принимать днем, только глядя в бинокль, снабженный специальными фильтрами.



Другой прибор проецировал пучок ультрафиолетовых лучей, который можно было принимать только на специальный фосфоресцирующий экран. Работы с ультрафиолетовыми лучами привели также к созданию совершенно нового типа стекла для работы в этом диапазоне волн, которое нашло широкое применение в научных исследованиях.



Французы настаивали, чтобы объединить все лампы в один прибор, но это привело к такому усложнению прибора, что он был изготовлен только перед самым концом войны.



(Окончаниение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: