Слово предоставляется Альберту Эйнштейну, вып. 4


Анекдоты № 262 от 21.08.2004 г.


Отношение к физике

В 1942 году Эйнштейн писал Корнелиусу Ланцошу:
"Из известных мне людей только Ваше отношение к физике совпадает с моим: вера в постижение действительности с помощью чего-то фундаментально простого и единого...

Нелегко заглянуть в карты, которые Бог держит в руках. Но я не могу ни на минуту поверить в то, что Бог играет в кости и использует "телепатические" методы (именно этого требует от него современная квантовая теория)".



О квантах

В 1924 году в письме к Паулю Эренфесту Эйнштейн писал:
"Чем больше гоняешься за квантами, тем лучше они прячутся".



Моральные ценности

В 1937 году Эйнштейн писал:
"У человечества есть все основания ставить провозвестников моральных ценностей выше, чем открывателей объективных истин. То, что сделали для человечества Будда, Моисей и Иисус, значит для меня неизмеримо больше всех достижений исследовательского и творческого ума.
Наследие этих благословенных людей мы должны всеми силами сохранять и поддерживать, если человечество не хочет потерять свое достоинство, безопасность существования и радость жизни".



Отношение к музыке

Эйнштейн любил Баха и Моцарта, а Бетховеном скорее восхищался, чем любил. Когда в 1928 году редактор одного иллюстрированного берлинского еженедельника стал настойчиво просить Эйнштейна ответить на вопрос об его отношении к Баху. Он ответил:
"Вот что я могу сказать о работе, которой Бах отдал свою жизнь: слушайте, играйте, преклоняйтесь - и держите язык за зубами".



Музыкальные вкусы

В 1939 году Эйнштейн более подробно ответил на анкету о своих музыкальных вкусах:
"1. Больше всего я люблю музыку Баха, Моцарта и некоторых старых итальянских и английских композиторов; Бетховена гораздо меньше, и, конечно же, Шуберта.
2. Затрудняюсь сказать, кто значит для меня больше - Бах или Моцарт. В музыке я не ищу логики. Интуитивно воспринимаю ее, не зная никаких теорий. Мне не нравится музыкальное произведение, если я не могу интуитивно ухватить его внутреннюю целостность и единство (архитектуру).
3. Всегда чувствую, что Гендель хорош, даже изыскан - но в нем есть какая-то поверхностность. Бетховен для меня чересчур драматичен и в музыке его слишком много личного.
4. Шуберт - один из моих любимых композиторов, обладающий несравненной способностью выразить чувство и огромную силу в прихотливой мелодии. Но в его более крупных сочинениях мне мешает незавершенность архитектоники.
5. Шуман привлекателен для меня своими малыми вещами - в них есть оригинальность и богатство чувств. Но несовершенство формы не позволяет мне безоговорочно наслаждаться им. У Мендельсона чувствуется большой талант, но не всегда уловимое чувство глубины приводит его порою к банальности.
6. Считаю некоторые песни и камерные вещи Брамса несомненно значительными, также по построению. Но большинство его работ не обладает для меня внутренней убедительностью. Не понимаю, зачем нужно было писать их.
7. Восхищаюсь изобретательностью Вагнера, но отсутствие четкого архитектурного рисунка рассматриваю как декадентство. К тому же, для меня его личность как музыканта неописуемо противна, так что большей частью слушаю его с отвращением.
8. У меня такое ощущение, что Рихард Штраус одарен, но в нем нет внутренней правдивости и он озабочен внешними эффектами. Не могу утверждать, что я вообще равнодушен к современной музыке. Дебюсси изящно-красочен, но его архитектура слишком бедна. Я не могу увлечься такого рода музыкой".



Одиночество

В 1937 году Эйнштейн писал берлинскому психиатру Отто Юлиасбергеру:
"Я все еще бьюсь над той же проблемой, что и десять лет назад. Я продвинулся в мелочах, но подлинная цель остается недосягаемой, хотя порою кажется осязаемо близкой. Это тяжело и в то же время целительно, ибо отвлекает от неприятностей повседневной жизни. Я больше не в силах приспосабливаться к здешним людям и их образу жизни. Я был слишком стар для этого, когда приехал сюда, и сказать по правде - в Берлине было то же самое, а до этого в Швейцарии. Я рожден для одиночества..."



Смейтесь...

В 1941 году он пишет ему же, но уже находящемуся с семьей в США:
"Того, кому вчера поклонялись, сегодня ненавидят и оплевывают, завтра - забывают, а послезавтра - провозглашают святым. Единственное спасение - чувство юмора, и мы должны сохранять его, пока дышим".



Отношение к послевоенному миру

В 1946 году он писал одному своему корреспонденту:
"Считаю первопричиной пугающего ухудшения этического поведения людей механизацию и дегуманизацию нашей жизни. Это гибельный побочный результат развития научного и технического мышления. Наша вина! Я не вижу выхода из этого бедственного положения. Человек остывает быстрее планеты, на которой живет".

В 1947 году Эйнштейн с горечью писал:

"Когда утром меня тошнит от новостей в "Нью-Йорк таймс", я всегда думаю: это все же лучше гитлеризма, с которым едва удалось покончить".



Отношение к смертной казни

В 1927 год он высказал свое отношение к смертной казни:
"Я пришел к убеждению, что отмена смертной казни желательна по двум причинам:
1. Непоправимость в случае судебной ошибки.
2. Вредное нравственное влияние самой процедуры казни на тех, кто прямо или косвенно исполняет ее".

А в 1931 году уточнил его:

"Я вовсе не стою за возмездие, а только за меры, которые служат защите общества. В принципе, я не возражал бы против умерщвления никчемных и опасных индивидуумов. Но я выступаю против, ибо не доверяю вершителям правосудия".



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: