Несколько историй из жизни знаменитого физика Роберта Вуда (Wood), вып. 7 (последний)


Анекдоты № 265 от 11.09.2004 г.


Во время посещения Бюро главного цензора в Великобритании Вуд обнаружил, что для нахождения следов тайнописи и определения поддельных документов англичане все еще использовали метод, разработанный Стоксом еще полвека назад. Вуд продемонстрировал им преимущества ультрафиолетовых лучей для обнаружения следов тайнописи и поинтересовался, почему они его не используют, ведь он прислал в Портсмут партию специальных стекол еще год назад. Англичане несколько смущенно ответили, сто связь между флотом и Отделом разведки не такая хорошая, как хотелось бы. Они все же послали запрос на стекла в Портсмут и быстро получили оттуда требуемые стекла.

Метод фотосъемки различных документов в ультрафиолетовых лучах для обнаружения различных подлогов, исправлений, стертых надписей и прочего был разработан Вудом еще в 1906 году, но первой им заинтересовалась полиция Вены. Хотя они и везде ссылались на авторство Вуда в изобретении данной методики, в мире, даже в Америке, этот метод получил название венского.



Кроме того, англичане очень гордились своей специальной бумагой, на которой, по их мнению, невозможно было сделать никаких тайных надписей. Это была совершенно обычная на вид сероватая почтовая бумага, продававшаяся во всех почтовых отделениях. Ее применение очень облегчало работу военной цензуры.

На этой бумаге были очень часто напечатаны параллельные линии розового, голубого и зеленого цветов. Розовая краска растворялась в воде, зеленая в спирту, а голубая в бензине. Практически все типы невидимых чернил разрабатывались на основе этих растворителей, что при их использовании приводило к нарушению рисунка линий, легко различимых при облучении в отраженном или поляризованном свете.

Вуд взялся сделать на этой бумаге невидимую надпись, которую методы англичан не сумели бы обнаружить. Он взял чистый резиновый штамп и натер его вазелином. Затем Вуд долго вытирал штамп чистой тряпкой, пока он не перестал оставлять следы на бумаге, приложил штамп к бумаге и передал ее англичанам. Те долго испытывали бумагу и уверенно заявили:

"Здесь ничего нет".
Тогда Вуд предложил рассмотреть этот лист бумаги в ультрафиолетовых лучах, и все смогли увидеть четкий отпечаток штампа с надписью:
"Секретных надписей нет".



Фамилия нашего героя иногда давала повод к забавным недоразумениям. Американский посол в Париже однажды сообщил в Государственный департамент, что французы нашли важное промышленное применение для света ртутной дуги, пропускаемого сквозь "деревянный экран"; так посол перевел термин "ecran de Wood".



Вуд первым обнаружил влияние магнетизма на световые явления.



Вуду удалось внести и заметный вклад в египтологию, раскрыв тайну пурпурных золотых украшений из гробницы Тутанхамона. Для этого Вуду с согласия куратора Каирского музея пришлось тайно вывезти из Египта несколько золотых блесток для исследований. Пришлось также хранить в тайне и все исследования, чтобы Говард Картер не узнал о них и не устроил скандал: ведь блестки были взяты без его разрешения.

Исследования были проведены в лабораториях университета Джона Гопкинса. Вуду удалось не только разгадать тайну пурпурного золота, но и доказать, что оно являлось не результатом случайного химического изменения в результате действия времени и погребения, а было делом рук древнеегипетских мастеров. Вуду также удалось с помощью простейших технических средств, которые были доступны древним египтянам, воссоздать технологию изготовления пурпурного золота. Несколько золотых украшений, изготовленных Вудом по древним рецептам, находятся теперь в Каирском музее вместе с настоящими египетскими.



В конце 1903 года профессор Блондло, широко известный исследователь, провозгласил об открытии новых лучей, названных им N-лучами, свойства которых далеко превосходили лучи Рентгена. Открытие Блондло подхватили еще около двух десятков исследователей, среди которых были такие видные ученые, как Шарпантье и Жак Беккерель, сын Анри Беккереля, открывшего излучение урана. Странным было то, что опыты с этими лучами удавались только французским ученым, а исследователям из других стран не удавалось повторить их опыты. В первой половине 1904 году было опубликовано уже более ста статей о свойствах N-лучей. Ученые всего мира только посмеивались над этими открытиями, но Французская Академия присудила Блонделю премию Лаланда в 20000 франков и золотую медаль "За открытие N-лучей".

С этими лучами надо было что-то делать, и на собрании Британской Ассоциации наук в Кембридже коллеги попросили Вуда разобраться с этим вопросом. Вуд поехал в Нанси и встретился с Блонделем в его лаборатории. Блонделеь вместе с ассистентом стали демонстрировать Вуду опыты с N-лучами. Вуд попросил разрешения ставить и убирать на пути лучей свинцовый экран для изменения их интенсивности, и Блондель замечал изменения в интенсивности излучения в тех случаях, когда Вуд ничего не двигал. Вуд провел еще несколько подобным опытов, но главное испытание было еще впереди.

Блондель изготовил спектроскоп с алюминиевой призмой и линзами из того же металла для изучения спектров N-лучей. Блондель произвел наблюдение спектра N-лучей и получил какие-то числа. Вуд попросил его повторить измерения и в темноте незаметно убрал алюминиевую призму. Никакого спектра теперь быть просто не могло, но Блондель уверенно получал прежние значения. Прежде чем был зажжен свет, Вуд поставил призму на место.

Ассистент что-то заподозрил и попросил разрешения самому повторить опыт для Вуда, который заметил, что призма теперь поставлена на поворотный круг таким образом, что любое ее смещение будет сразу же заметно. В темноте Вуд произвел шумный шаг, но ничего не тронул. Через некоторое время ассистент сказал Блонделю по-французски:

"Я ничего не вижу. Спектра нет. Я думаю, что американец что-нибудь сдвинул", -
после чего сразу же зажег свет и внимательно осмотрел призму, которая стояла в том же самом положении. Вуд сделал вид, что ничего не понял и покинул лабораторию.

После этого Вуд послал статью в "Nature", описав свои наблюдения над опытами профессора. В последующих номерах научных журналов было опубликовано около сорока писем на эту тему, но только в немногих из них защищали Блонделя. Ле-Бель, например, писал:

"Какое зрелище представляет собой французская наука, если один из ее значительных представителей измеряет положение спектральных линий, в то время как призма спектроскопа покоится в кармане его американского коллеги!"
В декабре 1904 года, когда Бланделю вручалась премия и золотая медаль, было объявлено, что они присуждены ученому "за его долголетние труды в науке".

Это разоблачение трагическим образом сказалось на Блонделе: он вскоре сошел с ума и умер.

В жизни Вуда было множество случаев, когда ему приходилось разоблачать различных лже-изобретателей, шарлатанов, медиумов и горе-ученых, но этот случай получил наибольшую известность.



В 1931 году Берлинский университет присудил почетную степень доктора философии Роберту Вуду. Вуд прочел лекцию с диапозитивами о некоторых новых типах спектров, а потом выступил фон Лауэ. В своей речи он сказал, что почетный доктор философии - чрезвычайная редкость в Берлинском университете. Для получения этой степени требуется единогласное мнение всего факультета, и до Вуда ни один физик не получал ее.

Более того, некоторые из членов факультета никогда и не слышали о будущем докторе.

Тогда по рукам была пущена книга Вуда "Как отличать птиц от цветов", после чего все, как один, проголосовали "за".



Однажды Вуд читал в Филадельфийском Форуме лекцию на тему "Пламя". Он демонстрировал на трибуне целые "полотна" пламени, ацетиленовые горелки, дождь раскаленных добела капель расплавленной стали, огромные трубы голубого огня, которые свистели и выли, а потом взрывались. Когда лекция закончилась, и опустился занавес, Вуд достал свою трубку и хотел зажечь спичку, но пожарный, стоявший у сцены, закричал:
"Эй! Нельзя этого делать!"

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: