Люди и нравы Старой Костромы. Сцены провинциальной жизни. Вып. 6


Анекдоты № 276 от 27.11.2004 г.


Игроки (преферансисты)

Зятем костромского мукомола Аристова был ярославец Михаил Гермогенович Вахрамеев, окончивший университет. Вся его юридическая деятельность заключалась в том, что он умудрился проиграть одно незначительное и совершенно выигрышное дельце. После смерти тестя он до самой революции был одним из руководителей мельницы.

У Вахрамеева были сын и дочь, и его семейство вело довольно странный образ жизни. Они не ходили в театр, не любили концерты, книг не читали, а всё свободное время играли в преферанс. Если не было гостей, то за стол садились дети, и преферанс превращался в семейное дело.

Жили они постоянно в Костроме и только летом переправлялись через Волгу на дачу, где тоже постоянно играли в преферанс. Однажды они взяли билеты на пароход до Астрахани, но доехали только до Нижнего Новгорода и вернулись домой, так как плавание показалось им очень уж скучным.

Как-то Вахрамеевы решили посмотреть Европу и вчетвером отправились в Париж. Там им тоже всё показалось очень скучным и неинтересным. В результате они нигде не побывали, ничего не видели, а лишь сидели у себя в номере гостиницы и играли с утра до ночи в преферанс.

Вернувшись в Кострому, они рассказывали:

"Уж очень интересная игра была в Париже, карта шла очень удачная. А Париж смотреть дело не стоящее, и пища там какая-то непривычная".



Пекарни

В Костроме было очень много мелких пекарен, санитарные условия в которых были на самом низком уровне. Хлеб, как правило, месили ногами, мыть которые считалось баловством. Ведь в печи вся зараза сгорает от жара!

Только в 1908 году в Богословском переулке Тарунин построил механизированную пекарню, так что качество хлеба и баранок стало очень высоким.



Знаменитый врач-историк

Самой благонамеренной газетой Костромы был "Поволжский вестник", которую долго редактировал и для которой писал передовицы земский врач уездной больницы Лев Петрович Скворцов. От медицины он сильно отстал, так что лечиться у него избегали. Знаменит Скворцов был тем, что написал книгу "Материалы к истории города Костромы". Историки демонстрировали эту книгу студентам в качестве наглядного пособия, как не надо писать историю.



Сап в парикмахерской

Последними дореволюционными издателями и редакторами "Поволжского вестника" были братья Сергей и Владимир Васильевичи Лбовские, которые дали газете более левую ориентацию. В 1917 году Сергей Васильевич зашёл, как обычно, побриться в парикмахерскую, а вечером у него подскочила температура. Оказалось, что при бритье его слегка порезали и этим заразили сапом от бритвы, которую правили на ремне. Он умер в страшных мучениях. Такой случай был очень редким.



Шулер

Однажды у Сергея Лбовского шла крупная и долгая игра. В кампанию игроков затесался некто Воронов, которому необыкновенно везло. Вдруг от неловкого движения из рукава Воронова высыпалась целая колода карт, уложенная в последовательности, необходимой для беспроигрышной игры.

Присутствующие игроки и хозяин не стали вызывать полицию, а поступили так, как это обычно практиковалось в подобных случаях: шито-крыто. Прежде всего, Воронову совместно набили морду, потом хорошо обыскали, вывернули все карманы, всего ощупали, отняли все деньги, часы, хорошую меховую шапку. Взамен ему дали какой-то плохонький картуз и выставили за дверь.



Дримтимфилипония

Три врача, Дриппельман, Тимофеев и Филиповский, купили на правом берегу Волги небольшие участки земли и построили на них дачи. Костромичи окрестили это место Дримтимфилипония.



Бакенщик Македонский

Напротив Козловых гор на берегу Волги стояла избушка бакенщика, который занимался также перевозом через реку крестьян и дачников. Звали его Александром, а настоящую его фамилию никто не знал. Так как на своей лодке он ездил в любую погоду, то за смелость и бесстрашие его прозвали Македонским, так что вечером на берегу Волги можно было услышать:
"Македонский, лодку!"



Корочка и Мякиш

В губернском акцизном управлении служил Александр Александрович Бельченко. Был он толстеньким, кругленьким, слегка лысоватым, и его лицо всегда было полно добродушия. Его жена, Конкордия Николаевна, была значительно моложе мужа и очень следила за собой, боясь потерять фигуру. Она была очень стройной, так что её прозвали Корочкой. А что вы хотите при таком-то имени? Потом и мужа её стали называть Мякишем. Так что когда они вдвоём шли по улице, можно было услышать:
"Смотрите, Корочка идёт с Мякишем".



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: