Эндрю Джексон - 7-й президент США (1829-1837), вып. 1


Анекдоты № 289 от 26.02.2005 г.


Юность

В 1781 году Эндрю с братьями уже сражался против англичан. Ему было 14 лет. Однажды англичане атаковали позиции колонистов и захватили в плен двоюродного брата Эндрю, Томаса Крауфорда. Эндрю пробрался к дому Крауфордов, чтобы сообщить им об этом, но там неожиданно появился отряд английских драгун. Офицер приказал Эндрю почистить ему сапоги, на что тот ответил:
"Сэр, я военнопленный и требую к себе подобающего обращения!"
Офицер выхватил саблю и опустил ее на голову Эндрю, но юноша успел поднять руки и тем спас свою жизнь. Однако руки были глубоко рассечены до кости, а сабля также рассекла ему кожу на лбу. После того как руки Эндрю были перевязаны, офицер приказал ему провести отряд англичан к дому Томпсона, разыскивавшегося британской короной. Эндрю не пошел коротким путем, а повел англичан через открытое поле по сильно петляющей дороге. Томпсон издалека заметил англичан и сумел сбежать. Разозленный офицер потащил Эндрю в британскую военную тюрьму в Кэмпдене (это за сорок миль от дома), а по дороге совсем не давал ему пить. Разумеется, весь этот путь раненому Эндрю пришлось пройти пешком.

Это было одно из первых проявлений его потрясающей выносливости, которая принесла ему славу и прозвище Старый Гикори.



Прокурорские дела

Когда Джексон прибыл в Нэшвилл в должности прокурора, он прокомментировал свое назначение так:
"Этот титул означает, что я гоняюсь за преступниками там и тогда, где и когда их найду. В остальное время я веду себя как остальные адвокаты, выискивая клиентов".



Любовь к чистоте

Когда Джексон начинал свою юридическую карьеру окружным прокурором одного из захолустных уголков Северной Каролины, он в своем первом слове обратился к судье МакНейри с предложением о том, чтобы в здание суда истец, адвокаты и члены суда приходили хотя бы в чистой рубашке. Дело было в том, что здание суда было так запущено и грязно, что больше напоминало плохой свинарник.

Судья понял намек и обязал местные власти отремонтировать здание и мебель в нем, а в дни заседания суда они должны были следить за чистотой в помещении.



Спокойствие

Джексон с молодых лет прослыл очень спокойным и выдержанным человеком. Его было очень трудно вывести из себя. Однажды в округе Самнер какой-то хулиганствующий молодчик намеренно наступил ему на площади поселка на ногу. Затем, видя, что Джексон не реагирует, он вернулся и еще раз наступил ему на ногу, чтобы подчеркнуть преднамеренность своих действий. Тогда Джексон спокойно, подчеркиваю, спокойно, подошел к ограде, спокойно выдернул из нее кол и поколотил им своего обидчика.



Первое дело

Перед началом первого заседания суда в Нэшвилле возле здания суда появилась группа вооруженных людей, среди которых был и некий Спилл Симберлин, который обвинялся в грабежах, нападениях, нарушении спокойствия и неуважении к суду. Джексона попросили сделать хоть что-нибудь. Он вытащил одну из своих бумаг и громко произнес:
"Первое дело, которое рассмотрит суд, штат против Спилла Симберлина".
Симберлин поднял свое ружье:
"На всей границе нет такого окаянного суда, который осмелился бы судить меня".
Джексон возразил:
"Так не говорят о собственных судах. Если ты виноват, то будешь наказан".
Все замерли, а Симберлин с поднятым ружьем подошел к Джексону:
"И кто же это собирается меня наказать? Ты, что ли, тощий сопляк?"
Надо сказать, что Джексон был довольно высок и очень худ. Эта худоба сохранилась у него на всю жизнь.

Тишина. В этой тишине Джексон подходит к своей лошади, вынимает из своих седельных сумок два пистолета, прокручивает их в руках и направляется к Симберлину, нацелив один из пистолетов ему в голову. Подойдя к нему на метр, он сказал:

"Предстань перед судом, и пусть его честь вынесет тебе приговор, иначе я размозжу твои жалкие мозги".
Симберлин вдруг поник, опустил свое ружье и подчинился.



Реальная работа

Однажды Эндрю Джексон, отражая реальности тех дней, заметил:
"Схватки с индейцами - бОльшая часть работы выездного адвоката, чем само ведение дел в суде".



Суеверность

Про себя Джексон говорил:
"Я суеверен. Я люблю начинать новое дело во вторник и никогда не начинаю что-либо в пятницу".



Свои слова

Когда Эндрю Джексон узнал, что во время инаугурации первого президента США Джорджа Вашингтона верховный судья возгласил (а толпа подхватила):
"Да здравствует Джордж Вашингтон, президент Соединенных Штатов!" -
он нахмурился и проворчал:
"Это мне напоминает "Да здравствует король!" Мы новая страна и имеем новое правительство и нового избранного главного представителя. Почему у нас нет собственных слов?"



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: