Петр Великий. Анекдоты, в основном, о нем и о его времени, вып. 4


Анекдоты № 316 от 03.09.2005 г.


Денщики

Петр умел обходиться минимальным количеством прислуживающих ему лиц. У него обыкновенно был один камердинер и 4-6 денщиков, из которых двое всегда находились при нем. Эти денщики исполняли у Петра все те функции, для которых другие правителя держали у себя многочисленный штат разных чинов: адъютантов, камерюнкеров, камергеров, курьеров, гоффурьеров и пр. Они даже выполняли функции гайдуков, стоя позади одноколки, в которой царь обыкновенно выезжал.

В эти денщики Петр обычно отбирал молодых дворян из хороших фамилий, которые или уже были записаны в гвардию, или казались ему способными к такой службе.

Через десять лет, а очень часто и раньше, Петр представлял своего денщика в военную или гражданскую службу в зависимости от его способностей.

Служба денщика не была очень легкой, так как им приходилось вместе с царем переносить и все тягости его быта или походной жизни. В этом случае денщик выполняли функцию подушки. Когда Петр в путешествии или в походе ложился спать на соломе, или ложился спать после обеда, то он обычно клал голову на спину своему денщику. В этом случае денщику приходилось лежать очень тихо и не шевелиться, чтобы не побеспокоить своего Государя и не разбудить его. Ведь если царь высыпался, то он вставал в веселом расположении духа, а если же его будили, то был очень сердит.



Транспорт Петра

Петр никогда не ездил в карете или коляске, но всегда в одноколке, в которой с трудом размещались два человека. В Императорской конюшне было только две четырехместные кареты для Императрицы и для Императорской фамилии. Еще две старинные парадные кареты были у князя Меншикова.

Когда только мог Петр всегда старался ехать водою. Обычно он ездил на своем буере, на шлюпке или на 2-х или 4-весельной верейке.

Петр принципиально не строил мостов через Большую Неву и ее крупные рукава. Ведь Петр не только сам любил ездить водою, но и своих подданных старался приучить к этому.



Об утайке товаров

В 1719 году был введен в действие новый пошлинный устав. В нем была и статья о том, что за ложные сведения о грузе корабля или о самом корабле, весь груз такого корабля должен быть описан в пользу Государя. Петр собственноручно вычеркнул эту статью из нового устава со словами:
"Для нас еще рано это заводить. Наша коммерция и без того так, как больная девица, которую не должно пугать или строгостью приводить в уныние, но ободрять ласкою. Пусть, кто хочет, утаивает товары, он своею утайкою подвергается опасности, нежели моя казна. Можно описывать в казну только те утаенные товары, которые будут найдены. Кто меня девять раз обманет, а в десятый раз будет пойман, тот заплатит мне вдруг столько, сколько он девять раз утаил и у меня украл".



Законы на новых землях

При заключении Нейштадтского мирного договора со Швецией Петр обещал, что его новые подданные в Лифляндии, Финляндии и Эстляндии останутся при своих старых гражданских законах, и судить их будут по оным. Для этих завоеванных провинций была в Петербурге учреждена особая юстиц-коллегия, вице-президентом которой был назначен Зигмунд Вольф, сын бывшего нарвского бургомистра, который учился юриспруденции в немецких университетах и в Стокгольме.

Петр беседовал с Вольфом и сказал ему, что он считает шведские законы довольно хорошими. Он полагает, что сочиненные по ним Лифляндские дворянские и земские установления будут достаточны для решения всяких дел в новой юстиц-коллегии. Надо только строго наблюдать, чтобы все дела производились только по шведским законам, а не по римским или каким-либо другим. По мнению Петра, если в судопроизводство будут вмешиваться различные иностранные права, то это приведет только к затягиванию тяжб и к нарушениям правосудия.



О крови

Петр обыкновенно говорил, что невинно пролитая кровь вопиет об отмщении, и оставленное без наказания кровопролитие тяготит землю.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: