Прекрасная Франция, вып. 10


Анекдоты № 336 от 21.01.2006 г.


Кому еще?

Когда король Станислав [бывший король Польши] назначил пенсионы некоторым бывшим иезуитам, г-н де Трессан спросил у него:
"Не соблаговолит ли ваше величество сделать что-нибудь и для семьи Дамьена?"
Он имел в виду, что орден иезуитов, запрещенный во Франции в 1764 году, был неоднократно замешан в убийстве монархов, а упомянутый Дамьен в 1757 году совершил неудачное покушение на Людовика XV.



Я погиб!

Маркиз де Вилькье (1601-1669) был в числе друзей Великого Конде. [Людовик де Бурбон, принц де Конде (1621-1669), один из крупнейших французских полководцев.] Однажды, в 1650 году [действие, напомню, происходит в правление регентши Анны Австрийской и кардинала Мазарини], когда он был еще капитаном гвардии и находился у г-жи де Моттвиль, пришло известие об аресте принца по приказу двора. Маркиз простонал:
"Ах, я погиб!"
Хозяйка удивилась:
"Я знала, что вы - друг принца, но не думала, что такой близкий".
Маркиз воскликнул:
"Как! Разве вам не известно, что приводить такие приказы в исполнение полагается мне? Меня не позвали, - значит, мне не доверяют, это же ясно".
Госпоже де Моттвиль возмутилась:
"Мне кажется, что ваши опасения излишни: вы ведь не дали двору никаких оснований подозревать вас в измене. Радуйтесь же, что вам не пришлось сажать друга в тюрьму".
Маркиз де Вилькье вынужден был устыдиться своих слов. Двор его ни в чем не подозревал, и с 1651 года он стал маршалом Франции.



Грамматика важнее

Однажды грамматист и член Академии Никола Бозе (1717-1789) неожиданно вернулся домой и застал свою жену в постели с неким учителем немецкого языка. Немец стал упрекать свою даму:
"Я же вам говорил, что мне надобно уходить".
Господин Бозе поправил его:
"Что мне надобно уйти".



Французский Митрофанушка

Знаменитый писатель и духовный оратор Боссюэ (1627-1704) так и не смог научить Великого Дофина [Людовик де Бурбон (1661-1711), старший сын Людовика XIV, умерший раньше своего отца. - Прим. Ст. Ворчуна.] писать письма. Принц был очень нерадив в учебе, и все свои письма к графине дю Рур, своей фаворитке, неизменно заканчивал одной и той же фразой:
"Король вызывает меня на совет".
Когда графиню удалили от двора, один из приближенных спросил дофина, не огорчен ли он этим событием. Принц ответил:
"Конечно, огорчен. Зато мне больше не придется писать ей записки!"



Там хорошо, где вас нет!

Господин де К. в обществе, где присутствовало несколько аббатов и епископов, распространялся о преимуществах английского образа правления. Аббат де Сегеран возразил ему:
"Сударь, то немногое, что я знаю об этой стране, отнюдь не пробуждает у меня желания поселиться в ней. Уверен, что мне там было бы очень плохо".
Господин де К. в простоте душевной ответил:
"Именно поэтому эта страна и хороша, господин аббат".



Венера и Вулкан

Герцог де Шон заказал портрет своей молодой жены в образе Венеры и не мог решить, в каком виде ему самому позировать для парного портрета. Своими сомнениями он поделился с мадмуазель Кино (1700-1783), комической актрисой и хозяйкой литературного салона. Та посоветовала:
"Велите изобразить себя Вулканом".



Слово

Чтобы не оскорблять слово "римлянин", Дюкло всегда называл современных римлян "итальянцами из Рима".



Всегда есть причина

Однажды во время любовного свидания Людовика XV с графиней де Эпарбе между ними состоялся следующий диалог.
Король:
"Ты жила со всеми моими подданными".
Графиня:
"Ах, государь!.."
Король:
"Ты спала с герцогом Шуазелем".
Графиня:
"Но он так влиятелен!"
Король:
"С маршалом Ришелье!"
Графиня:
"Но он так остроумен!"
Король:
"С Монвилем!"
Графиня:
"У него такие красивые ноги!"
Король:
"В добрый час!.. Ну а герцог д'Омон? У него-то ведь нет ни одного из этих достоинств".
Графиня:
"Ах, государь, он так предан вашему величеству!"
[Герцог д'Омон (1723-1799) отличался глупостью и хромотой.]



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: