Анекдоты о Суворове, вып. 5


Анекдоты № 367 от 26.08.2006 г.


Не инвалид!

Однажды в царствование Екатерины Суворова по какой-то причине (интриги?) не внесли в список действующих генералов. Расстроенный Суворов прибыл в Царское Село и пал ниц у ног императрицы. Та милостиво протянула к нему руку, как бы поднимая его. Суворов резво вскочил, поцеловал руку императрицы и радостно прокричал:
"Сама монархиня меня восстановляет! Кто теперь против меня?"

В тот же день Екатерина каталась на лодке, и одним из гребцов был Суворов. Когда лодка приближалась к берегу, Суворов большим прыжком выскочил из нее, так что императрица даже испугалась. Суворов же стал извиняться, что, считаясь инвалидом, плохо катал ее. Екатерина рассмеялась и сказала:

"Нет, кто делает такие прыжки, тот не инвалид!"
В тот же день Суворов был внесен в список действующих генералов и получил назначение на должность.



Отзыв сардинца

Граф Сент-Андре, сардинский генерал, однажды сказал Суворову:
"Ваше сиятельство имеете врагов, но не соперников".



Суворов о Румянцеве

В качестве примера Суворов часто приводил фельдмаршала Румянцева:
"Румянцев знал не только число своего войска, но и имена солдат. Через десять лет после Катульского сражения узнал он в городе Орле сторожа, служившего на той славной битве рядовым; остановил его, назвал по имени и поцеловал".



Знай свое войско!

Во время Итальянского похода армию Суворова пополнили 3500 сардинских солдат. Суворов знал это точно, но решил побеседовать с высшими сардинскими офицерами. Во время разговора он как бы невзначай спрашивал их о величине пополнения. Один офицер назвал 5000 солдат, другой – 2000, а один даже заявил, что прибыло 20000 солдат. На это заявление Суворов в испуге даже отпрыгнул:
"Ах, помилуй Бог, как ты щедр!"
Но один офицер назвал точное количество прибывших солдат. Суворов велел пригласить этого офицера к своему столу и за обедом говорил о том, что каждый офицер должен точно знать количество своего войска, а также собственноручно угощал его редькой.



Кузен Кейм

Получив известие о взятии австрийцами Турина, Суворов за обедом очень хвалил австрийских генералов, пил за их здоровье, и особенно выделял генерала Кейма. Это очень не понравилось одному из высокопоставленных австрийских аристократов:
"Знаете ли Вы, граф, что Кейм из самого низкого состояния, и из простых солдат дослужился до генерала?"
На что Суворов ответил:
"Да, его не осеняет огромное родословное древо, но после его подвигов я бы хотел иметь его хотя бы кузеном".



Пот и слезы

Однажды адъютант подал Суворову закапанное потом донесение и стал оправдываться. Суворов его остановил:
"Ничего, ничего, В Петербурге скажут или что ты до поту лица работаешь, или что я окропил сию бумагу слезою. Ты потлив, а я слезлив".



Всегда близ огня

Однажды Суворов работал в жарко натопленной избе с австрийским фельдцехмейстером Антоном фон Цахом. Суворов, как всегда в подобных ситуациях, был одет не по форме, а в неглиже. Цах крепился некоторое время, а потом тоже снял свой галстух и мундир. Суворов бросился его обнимать:
"Люблю, кто со мною обходится без фасонов!"
Цах ответил:
"Помилуйте, здесь можно сгореть".
На что А.В. заметил:
"Что делать? Ремесло наше такое, чтоб быть всегда близ огня, а потому я и здесь от него не отвыкаю".



Хозяину - молчать!

Когда русские войска должны были вступить в Варшаву, из Петербурга пришел приказ:
"У генерала Н.Н. ... взять позлащенную его карету, в которой въедет Суворов в город. Хозяину сидеть насупротив, смотреть вправо и молчать, ибо Суворов будет в размышлении".
Дело было в том, что этот генерал был изрядным болтуном.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: