Галантные дамы былых времен, вып. 8


Анекдоты № 375 от 21.10.2006 г.


Подарки Маргариты Валуа

Маргарита Валуа (1553-1615), дочь Генриха II и Екатерины Медичи, известная как "королева Марго", любила дарить своим любовникам достаточно дорогие вещи, стоимость которых никогда не была менее 500 экю, а то и достигала в цене до 3000 экю. Это могли быть дорогие шарфы, перевязи или прочее убранство, но чаще всего она дарила дорогие кольца. Марго требовала, чтобы ее любовники не прятали такие подарки, а открыто носили их, а так как кольца носятся постоянно, в отличие от дорогих одежд, то по этой причине она и отдавала им предпочтение.



Рога принца де Конде

Генрих Бурбон, принц де Конде (1552-1588), возглавлял партию гугенотов, и король Генрих III никак не мог ему отомстить, так как тот постоянно избегал встреч с королем. Но однажды жена принца де Конде, Шарлота де Ла Тремуй, явилась к королю, чтобы испросить милости для своего супруга. Король назначил ей аудиенцию в саду, где находился уединенный павильон, в котором и добился довольно легкой победы. Затем, чтобы усилить сладость мести, он пустил ее «по рукам», передав ее сначала своим друзьям, затем прочим придворным и даже лакеям. Впрочем, дама не очень-то и сопротивлялась.

Позднее король говорил, что сполна отомстил своему мятежному подданному, так как не только сам переспал с его женой, но и украсил его голову весьма ветвистой короной из рогов именно потому, что тот сам мечтал стать королем. Вот ему и достался венец, но только не золотой, а роговой.

Но это была уже вторая месть короля. А задолго до предыдущей история он лишил невинности Марию Клевскую (1553-1574), невесту принца де Конде, правда, многие утверждают, что он совершил это насильственным путем. Через два месяца он выдал ее замуж за принца де Конде как девственницу, и утверждают, что принц ничего не заподозрил.



Де Фуа и графиня

Тома де Фуа, когда учился в Павии, влюбился в Ипполиту Фьорамонте, графиню д’Эскальдасор, и та заметила это. На одном из балов она появилась в платье, расшитом золотыми факелами и серебряными мотыльками. Де Фуа повел даму танцевать и поинтересовался значением этих символов. Графиня объяснила, что с помощью сгорающих в пламени мотыльков она предупреждает мужчин о том, что им не следует слишком приближаться к ней и желать большего, нежели простое любование, ибо они все равно ничего не достигнут, а всего лишь сгорят, подобно мотылькам.

Позже, когда де Фуа сложил с себя сан и сделал блестящую военную карьеру (он даже стал маршалом Франции), графиня сочла возможным уступить благородному кавалеру.

Когда в 1525 году де Фуа был смертельно ранен в битве при Павии, он велел, чтобы его доставили в городской дом графини, где ему был предоставлен самый радушный прием и заботливый уход. Но через три дня маршал де Фуа умер, и графиня долго горевала о его смерти.



Искусный жестянщик

Во времена короля Генриха III однажды на ярмарку в Сен-Жермене некий жестянщик принес дюжину различных хитроумных приспособлений для надежного запора женских, ну, скажем, ворот. Это были разновидности пояса с полосой, проходящей между ног, в которой было проделано только несколько малюсеньких отверстий, чтобы несчастная жертва этого устройства могла хотя бы справлять малую нужду. Все это устройство запиралось на довольно сложный замок, и к нему прилагался всего один ключ, который должен был храниться у ревнивого супруга. Жестянщик клялся, что второго ключа к его устройствам не существует, а открыть подобный замок без ключа никому не удастся.

Нашлось пять или шесть ревнивых мужей, которые купили эти устройства. О судьбе остальных дам мы ничего не знаем, но одна из жертв такого устройства была женой влиятельного придворного, поэтому-то до нас и дошло продолжение одной из этих историй. Эта ловкая дама была возмущена до глубины души и очень быстро нашла искусного слесаря (довольно молодого и симпатичного), которому и показала сие хитроумное устройство, а также и то, что под ним находится. Мастер быстренько изготовил запасной ключ и первым воспользовался открывшимися воротами, которые чуть было не заржавели под таким запором.

Муж теперь спокойно оставлял свою жену под замком и отправлялся по своим делам и даже в длительные поездки, а ловкая дама открывала свои ворота, когда хотела и кому хотела. А муж так ничего и не заподозрил.

Хочется надеяться, что и остальные жертвы этих запоров оказались столь же находчивыми.

Эта история имела продолжение. Накануне следующего ярмарочного дня к упомянутому жестянщику явились несколько кавалеров, которые пригрозили ему смертью, если он и дальше будет торговать подобными мерзкими изделиями, и порекомендовали ему уничтожить те из них, что у него еще оставались. Жестянщик понял, что с ним не шутят, и удовлетворил просьбу кавалеров. Говорят, что он также изготовил запасные ключи к уже проданным устройствам.



Птицы из Мавритании

Как-то в Испании одна старая дуэнья проходила со своими юными подопечными через залу, стены которой были разрисованы крупными мужскими членами, а некоторым были пририсованы даже крылышки. Увидев их, старуха прошептала:
"Как жаль, что живописцы не изобразили их такими же великолепными, каковы они на самом деле. Будто бы они не видывали настоящих".
Услышав эти слова, девицы с интересом обернулись к дуэнье, а одна из них как бы наивно спросила у подруги, что это за редкостные птица нарисованы на стенах. Подружка ответила, что это птицы из Мавритании, и что живьем они еще красивее, чем на изображениях.



Фрикционное искусство

Генрих III заподозрил двух придворных дам в том, что они занимаются лесбийской любовью, и приказал своим приближенным проследить за ними.
[В то время таких дам на французском языке называли "фрикционными" или говорили, что они занимаются donna con donna.]
Одну из этих дам удалось застать врасплох, так что та даже не успела избавиться от искусственного мужского члена, крепко привязанного у нее между ног. После этого Генрих III заставил злополучных подруг продемонстрировать ему свои постельные развлечения.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: