Люди и нравы Старой Костромы. Сцены провинциальной жизни, вып. 12


Анекдоты № 393 от 24.02.2007 г.


СлОны

На Масленице помимо катаний на санях по Русиной и Павловской улицам, существовал обычай массового гуляния по галерее Гостиного двора, называвшейся "слОнами", от слова "слоняться". Здесь стояли под арками или прохаживались девицы на выданье, разодетые в бархатные шубы на меху, чаще всего лисьем, и держали в руках по нескольку платков, указывая этим на достаток семьи. Тут же прохаживались и женихи, высматривая себе подходящих невест.



Сжигание чучела

Вечером в субботу и в воскресенье масленичной недели на стрелке за рекой Костромой загоралось множество костров, символизировавших проводы масленицы, и при этом часто сжигалось чучело Костромы. В это время (в такие дни) хозяйки смотрели во все глаза, чтобы со двора или из дома не стащили какие-нибудь деревянные вещи для костров, что считалось у местной молодёжи и подростков особой доблестью.



Долговая тюрьма

Александр Фёдорович Бычков был владельцем парохода "Братья Бычковы" и занимался перевозом через Волгу. Кроме того, у него был небольшой лесопильный заводик на одну раму, но коммерческие успехи Бычкова были невелики. Однажды он задолжал одному ярославцу некую сумму, не уплатив ему по векселю. Кредитор, в соответствии с определённой статьёй закона, посадил несостоятельного должника в тюрьму, что для XX века было уже редким случаем. В таком случае посадивший был обязан вносить в казначейство определённую сумму на содержание арестованного. Ярославец внёс за полгода и уехал к себе. По истечении этого срока заимодавец явился к прокурору с соответствующим документом из казначейства о взносе денег за следующее полугодие. Однако прокурор заявил, что, не получив своевременно денег на содержание Бычкова под стражей, он уже подписал приказ об его освобождении и отменять его не будет. Только из-за этой случайной задержки с платежом Александр Фёдорович был освобождён из тюрьмы, где он мог бы просидеть до самой смерти.

Ведь торговец готовым платьем Сутин, когда объявил себя банкротом, был посажен одним из кредиторов в тюрьму, где он (Сутин, разумеется) и умер, оставив свою большую семью без средств к существованию.



Не хвастай!

Иваново-Вознесенский фабрикант Витов построил себе большой двухэтажный каменный дом на правом берегу Волги против Козловых гор с прекрасным видом на город с балкона. Одна мебельная фирма обставила дом и украсила комнаты дорогими безделками. В каждой комнате висел план расстановки мебели, и если кто-нибудь сдвигал стул или, например, кресло, то хозяин, справившись с планом, ставил его на место.

Показывая дом гостям, Витов всегда любил говорить, что эта вещь стоит столько-то, а эта ваза – столько-то. Однажды к нему явился сосед, некий Комаров-Лаврентьев, женатый на дочери фабриканта Брюханова. Он долго ходил за Витовым и всё слушал, какая вещь сколько стоит. Наконец, это ему надоело, он схватил какую-то чашку, только что объявленную хозяином стоимостью за 25 рублей, хватил её об пол, вынул четвертную и сказал:

"На тебе".
После чего плюнул, повернулся и ушёл.
С тех пор Витов стал воздерживаться от бесконечного объявления ценности вещей.

Комарова-Лаврентьева в дом Витова с тех пор, разумеется, больше не приглашали.



Моторная лодка

Этот Комаров-Лаврентьев был по образованию механиком, благодаря удачной женитьбе в деньгах не стеснялся, и как-то приобрёл себе заграничную моторную лодку с бензиновым двигателем. Лодка по тем временам была довольно быстроходной, так что он не только мог обгонять пароходы, но, к большому неудовольствию их капитанов, частенько на полном ходу проскакивал у них перед самым носом или, обогнув корму, мчался наперерез встречным судам.
Да, какой же русский не любит быстрой езды?!



Ипатьевский монастырь

Ипатьевский монастырь, что на другом берегу Волги, по преданию был основан в 1320 году татарским мурзой Четом, принявшим православие и перешедшим на службу к Ивану Калите.
Это был довольно бедный монастырь до тех пор, пока во второй половине XVI века Годуновы, потомки Чета, после женитьбы Фёдора Иоанновича на Ирине Годуновой не начали укреплять и застраивать монастырь. Такие мероприятия проводились для того, чтобы доказать родовитость Годуновых. Была восстановлена усыпальница Чета, а Годуновых стали хоронить в родовом монастыре.



Под алтарем

В Богоявленском монастыре под алтарём главного собора было подземелье, в котором находилась усыпальница. Быть похороненным в этом месте, под престолом, мог далеко не каждый: это удовольствие стоило от двух с половиной до трёх тысяч рублей. Но желающие находились. Монахи утверждали, что каждому, похороненному под алтарём, обеспечено пребывание души в царствии небесном.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: