Петр Великий. Анекдоты, в основном, о нем и о его времени, вып. 12


Анекдоты № 411 от 14.07.2007 г.


Задницей на лед

Матвей Алексеевич Головин (1646-1725) впал в немилость у Петра из-за своей дочери, Евдокии Матвеевны, которая была женой Александра Петровича Лопухина (?-1728), а этот Лопухин был двоюродным братом опальной царицы Евдокии Федоровны Лопухиной. Кроме этого сильно отягчающего в глазах Петра обстоятельства, А.П. Лопухин имел в свое время неосторожность одолжить царевичу Алексею 3000 рублей, что ему также было поставлено потом в вину. Лопухин с женой были наказаны кнутом и сосланы в Сибирь, а их малолетние дети воспитывались у М.А. Головина.
В наказание Головин должен был участвовать в святочных гуляниях 1725 года. Существуют две версии дальнейших событий. По одной из них Головин опоздал явиться в Петербург к назначенному сроку. По другой – Матвей Алексеевич отказался участвовать в шутовском представлении. В любом случае Петр вышел из себя, велел раздеть Головина и продержал его голой задницей на льду целый час.
От огорчения и холода Матвей Алексеевич занемог и на седьмой день умер.



Кучер-полковник

Когда Петр решил короновать Екатерину, надо было полностью разработать весь церемониал – ведь дело было новое. Кучером будущей императрицы был назначен придворный в чине бригадира. Узнав об этом, Екатерина прибежала к Петру и заявила, что без своего Терентьича она никуда не поедет.
Петр стал вразумлять жену:
"Ты врешь, Катенька, Терентьич твой не имеет никакого чина".
Та в слезы:
"Воля твоя, я боюсь, лучше откажи коронации".
Как Петр ни бился, жена стояла на своем. Пришлось Петру произвести Терентьича из ничего в полковники.
Вот, говорят, с тех пор в табели о рангах императорские кучеры должны были быть полковниками.



Не забывай отца!

Дьяк Анисим Щукин, который жил на Мясницкой, был одним из доверенных лиц Петра. Он к тому же выгодно женился на богатой девице и загордился перед родственниками, а своего отца, жившего в бедности, откровенно презирал. На Троицу (иначе – день сошествия св. Духа на апостолов) Щукин велел своим слугам и вовсе выгнать отца со двора.
В это время по Мясницкой в одноколке ехал Петр, и увидел он статного старика в рубище, который шел в слезах и вслух рассуждал о своих бедах и обидах. Петр остановился, расспросил старика обо всем, потом велел ему встать на запятки и поехал в дом Щукина.
Там он велел старику остаться в сенях, а сам вошел в горницу и стал расспрашивать обрадованного хозяина о его родственниках. Щукин сказал, что родственники ему неизвестны, а отец его, якобы, давно умер.
Тут Петр ввел старика и изобличил непочтительного сына. В наказание Щукину было велено на свое иждивение построить церковь в честь сошествия св. Духа (так как все происходило именно в этот день), которая потом стала известна как "Никола на Мясницкой". При этом царь сказал ему:
"Сошествием св. Духа будешь направлен на путь истинный".



А виноват-то Меншиков!

Этому Анисиму Щукину Петр как-то поручил наблюдение за одной рощей близ Москвы. Меншиков потребовал через некоторое время от Щукина несколько самых лучших деревьев из этой рощи для каких-то своих надобностей. Щукин долго сопротивлялся, но Меншиков сказал, что берет все на себя, и заполучил желанные деревья.
Приехавший Петр сразу же обнаружил непорядок, разгневался на Щукина и прогнал его с глаз долой с запрещением являться к нему. Анисим был так огорчен царским гневом, что тяжело заболел и слег. Напрасно царь присылал к нему лучших лекарей и сам сидел около его постели – ничего не помогало, и через несколько дней Анисим Щукин умер. Петр только и сказал на погребении:
"Жаль Анисима!"



Пещное действо - под запрет

В Софийском соборе Новгорода ежегодно на Рождество представлялось пещное действо. [Подробнее о пещном действе см. "Ворчалки об истории", вып. 144 от 06.01.2002 г.] С этой целью в нем была сооружена древняя халдейская пещь, которая ярко освещалась, в нее входили три отрока и распевали установленные кантаты. Петр велел вывезти пещь из Новгорода и запретил проводить пещное действо не только в Новгороде, но и в Москве.



Дом - это святое

В дом Петра никто не смел входить ни с прошениями в обычные дни, ни с визитами в праздничные дни. Свободный вход в дом царя имели только три человека, не являвшихся членами его семьи: генерал-адмирал Федор Матвеевич Апраксин (1661-1728), князь Александр Данилович Меншиков (1673-1729) и канцлер Гавриил Иванович Головкин (1660-1734).



(Продолжение последует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: