Люди и нравы Старой Костромы. Сцены провинциальной жизни. Вып. 13


Анекдоты № 412 от 11.08.2007 г.


Медный Третьяков

Купец Третьяков много денег заработал в 1877 году. Он приехал на Нижегородскую ярмарку и как-то рано утром зашёл в одну чайную попить чайку. Народу было ещё мало, а за соседним столиком сидели двое и разговаривали о коммерческих делах. Один из них говорил, что в связи с Русско-Турецкой войной цена на медь скоро сильно повысится, а на днях из Камы пришли две баржи с уральской медью, которую надо бы обязательно купить у хозяина, приехавшего только вчера вечером и остановившегося в таких-то номерах. Действовать надо быстро, пока хозяин не пронюхал о предстоящем повышении цен на медь.
Третьяков быстро расплатился за чай и помчался по подслушанному адресу. Хозяин меди ещё спал, но Третьяков велел разбудить его, и очень скоро сделка была совершена: внесён задаток, они ударили по рукам и совместно помолились Богу, - что по тем временам считалось крепче письменных договоров. Когда всё было улажено, явились эти двое из чайной, но так как дело было уже сделано, то и пришлось им уходить несолоно хлебавши, ругая друг друга за промедление. Третьяков же через некоторое время продал всю эту медь с большой прибылью.



Одновременная ревизия

В начале XX века жандармским управлением города командовал генерал Виктор Ксенофонтович Никольский. Все дела вёл его адъютант, так как генерал был стар, глух и большую часть своего времени проводил в клубе или в гостях, играя в винт или преферанс. В качестве общественной нагрузки он был казначеем нескольких общественных организаций вроде человеколюбивого общества или ведомства Императрицы Марии. Периодически проводились ревизии, но каждый раз проверялось только одно какое-нибудь общество, и много лет всё было в полном порядке.
Но однажды сделали ревизию всех обществ одновременно. Во время проверки Никольский сказал, что он не ожидал одновременной проверки и поэтому поедет за деньгами одной организации в какое-то место. Ревизоры долго его ждали, не дождались и разошлись. Кто-то из них предложил, чтобы не выносить сор из избы, собрать деньги и выставить акт о благополучном состоянии денежных средств, благо сумма недостачи была около трёхсот рублей. После этого случая Никольский подал в отставку, но пенсию по старости он к тому времени уже давно выслужил.



Гимназисту фрак не положен!

В 1904 году в Дворянском собрании проходил ежегодный благотворительный вечер в пользу костромской гимназии. Кроме профессиональных певцов, в концерте должен был участвовать и гимназист восьмого класса Садыков, обладавший неплохим голосом. У него были довольно обеспеченные родители, постоянно проживавшие в Петербурге, он уже оканчивал гимназию, так что для выступления ему сшили фрак. Однако директор гимназии Стовичек категорически запретил ему выступать во фраке, а велел надеть гимназический мундир. Когда же настал момент выхода на сцену, оказалось, что Садыков вышел в чёрной рубашке, что вызвало небольшой скандал или, как теперь говорят, шокинг. В объяснении со Стоичеком Садыков заявил, что петь в гимназическом мундире он не мог, так как тот ему узок и ему не хватило бы дыхания. По каким-то причинам, может время было предреволюционное, а может сказалось влияние родителей гимназиста, но дело это прошло без последствий.



Несменяемый?

Согласно положению о судах Александра II судебные следователи были несменяемыми должностными лицами, что давало им независимость от административных воздействий. В начале XX века судебным следователем по особо важным делам был некто Колычев, который частенько вел дела так, что это не соответствовало "видам" правительства. После смерти Колычева для уменьшения числа несменяемых следователей стали их назначать исполняющими обязанностей, что давало возможность держать их, как тогда говорилось, "в респекте".



Храм и лавочка

Костромские батюшки любили извлекать доход из церковных земель, угодий и строений. Однажды в подклети церкви Воскресения на Площадке был пробит дверной и оконный проёмы, и появилась вывеска огромными буквами:
"Гравёрная мастерская Гельмана".
Тогда в России сочетание православного храма и еврейской лавочки встречалось еще не очень часто, поэтому через пару лет, дабы не смущать верующих, преосвященный "не благословил" продление контракта, и Гельману пришлось переехать в Гостиный двор. А в указанной церкви начал торговлю истинный христианин.



Федоровская ярмарка

Четырнадцатого марта ежегодно праздновался день Федоровской Божьей Матери, "явленная" икона которой помещалась в кафедральном соборе, и открывалась Фёдоровская ярмарка, продолжавшаяся несколько дней. На Сусанинской площади выстраивались легкие балаганы, накрытые от непогоды парусиной, и начинался большой торг. Здесь продавалось всё для крестьянского хозяйства, было много мануфактуры, обуви, фуражек, и обязательно шла большая торговля разнообразными сладостями. Обязательно присутствовала торговля Лопатина из Ярославля. Большим спросом пользовался постный сахар, изготовлявшийся всех цветов радуги. Выпекалось множество пряников в виде жаворонков с глазками из изюма. Вся эта картина дополнялась невообразимым гвалтом, создаваемым множеством различных свистулек, пищалок и прочих подобных инструментов. По окончании ярмарки на площади до самого лета оставались кучи мусора и горы шелухи от семечек.



Сапоги с дегтем

Внутри Гостиного двора шла активная продажа всевозможных товаров с рук. Одним из любимых развлечений таких торговцев была продажа сапог какому-нибудь простодушному крестьянскому парню, покупавшему их впервые в жизни вместо лаптей. Они уговаривали парня, для того, чтобы сапоги носились дольше, купить ещё на копейку дёгтя. Если простофиля соглашался, то ему в каждый сапог наливалась порция дёгтя, и сапоги с великим почтением одевались парню на ноги с наказом ни в коем случае не снимать их до приезда домой до самого вечера.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: