Генрих IV и его время: анекдоты и сплетни. Часть III


Анекдоты № 518 от 16.10.2009 г.




Вера и власть

Когда Генрих мучался бессонницей оттого что не мог решиться на перемену веры, Луи де Крийон (1543-1615) сказал ему:
"Право же, государь, просто смешно ломать себе голову над тем, принимать ли веру, которая принесет вам власть!"


Экстаз Крийона

Этот Крийон был очень набожным христианином. Однажды он молился перед распятием и вошел в такой экстаз, что обнажил свою шпагу и закричал:
"О, Господи! Будь я в ту пору там, никогда бы тебя не распяли!"


Танцы Крийона

Когда Крийона обучали танцам, ему в какой-то момент сказали:
"Склонитесь, отступите".
Крийон вспылил:
"Отнюдь! Крийон ни перед кем не склонялся и никогда не отступал".


Отказ Крийона

Когда Крийон был командиром полка Гвардии, Генрих III приказал ему убить герцога де Гиза. Однако Крийон был истинным человеком чести и отказался выполнить такой недостойный дворянина приказ короля.

Умрём храбрецами!

Когда де Гиз-младший (1571-1640) был губернатором Прованса, он захотел убедиться, что Крийон действительно ничего не боится. Подняв гарнизон Марселя по ложной тревоге, де Гиз явился к Крийону с сообщением:
"Враги напали на город!"
Ни на секунду не задумавшись и не дрогнув, Крийон сказал:
"Вперед! Умрём храбрецами!"
Чуть позже де Гиз признался, что пошел на такую хитрость, чтобы убедиться в том, что Крийон никогда ничего не боится. На это Крийон резко ответил:
"Молодой человек, окажись вы свидетелем малейшей моей слабости, я бы вас заколол".


Большая голова

Генрих III любил говорить, что у Парижа слишком большая голова и её нужно бы отрубить.

Я переселюсь к тебе!

Господин де Невер (1580-1637) начал строить близ Лувра для себя новый дворец. Генрих IV нашёл его слишком пышным, чтобы стоять напротив Лувра, и однажды сказал де Неверу, указывая на стройку:
"Племянник, я переселюсь к тебе, когда твой дом будет закончен".
По этой ли причине, или из-за отсутствия средств, но строительство дворца было прекращено.

Пусть попоют!

Герцогиня де Бар, сестра короля, имела право приглашать в Лувр проповедников, но распевать псалмы там не разрешалось.
Однажды, когда Генрих IV пришел к сестре и стал с ней о чём-то беседовать, группа придворных заждалась герцогиню. Агриппа д’Обинье (1552-1630) вошёл в покои герцогини и на недоумение короля ответил:
"Герцогиню, давно уже ждут, государь".
Король решил, что речь идет о проповедниках, и ответил:
"Ну, что ж, пусть себе попоют, ежели им скучно".
Д’Обинье решил подшутить над королем и передал его слова собравшимся придворным. Их было довольно много, и они начали громко петь.
Король удивился:
"Что это?"
Когда Генриху IV объяснили, что произошло, он обратился к сестре:
"Бог ты мой! Ступай же скорее туда, и пусть они немедленно замолчат".


Балетные буквы

Однажды герцогиня де Бар велела поставить балет, в котором каждая фигура изображала букву имени короля. После представления она спросила брата:
"Ну, как, Ваше Величество, вы заметили, что все эти фигуры составляют буквы вашего имени?"
Король со вздохом ответил:
"Ах, сестрица, либо вы плохо пишете, либо мы не умеем читать: никто не заметил того, о чём вы говорите".


Генрих IV и его время: анекдоты и сплетни. Часть II

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: