Пётр Великий. Анекдоты, в основном, о нём и о его времени. Вып. 16


Анекдоты № 533 от 05.02.2010 г.




Возникновение вражды к шведам

Андрей Константинович Нартов несколько своеобразно описывает возникновение вражды у Петра I к шведам.
Когда Пётр I (инкогнито) в составе Великого посольства был проездом в Риге, то он с большим интересом осмотрел крепостные стены города и прочие укрепления.
Губернатор города граф Далберг потребовал от российского посла Лефорта, чтобы он запретил русским путешественникам подобные занятия, и поручил шведским офицерам следить за русскими и не допускать их к крепостному валу.
Лефорт ответил Далбеоргу, что всё произошло только из-за любопытства русских путешественников, которые никогда не видели подобной крепости, но он обещает, что подобных инцидентов больше не будет.
Лефорт донёс Петру о неучтивом поступке Далберга, на что царь с досадой сказал:
"Так мне теперь запрещают смотреть Рижскую крепость? Хорошо! Пойдём же отсюда скорее вон. Видно, Швед нас не любит, но я со временем увижу её ближе и, может быть, откажу в том королю Шведскому, в чём ныне отказывает дерзновенно мне Далберг".


Какова работа...

В Лондоне Меншиков познакомил Петра с актрисой Кросс, которая ублажала царя по мере необходимости. Перед отъездом царь послал ей 500 гиней, но Кросс была этим очень недовольна, даже обижена скупостью Российского царя и велела Меншикову сказать об этом Петру.
Меншиков исполнил её просьбу, и получил от царя следующий ответ:
"Ты, Меншиков, думаешь, что я такой же мот, как ты! За пятьсот гиней у меня служат старики с усердием и умом, а эта худо служила своим передом!"
На что Меншиков только и смог сказать:
"Какова работа, такова и плата".


В парламенте

Посетив инкогнито английский парламент, Пётр мог видеть, как английские парламентарии выступают перед английским королём Вильгельмом III. Выслушав перевод произнесённых речей, царь сказал:
"Весело слышать то, когда сыны отчества королю говорят явно правду, сему-то у англичан учиться должно".


Если б я не был...

Чтобы доставить удовольствие Петру, Вильгельм III организовал в Портсмуте учения военно-морского флота. Увиденное произвело на Петра Алексеевича такое сильное впечатление, что он сказал английскому королю:
"Если бы я не был царём, то желал бы быть адмиралом великобританским".
По другой версии, царь сказал это адмиралу Митчеллу, командовавшему манёврами.

Дело – табак

В Лондоне к Петру обратились английские купцы с просьбой дать разрешение торговать табаком в России. За это они обещали не только платить положенную пошлину, но и единовременно внести в российскую казну 20000 фунтов стерлингов. Обрадованные купцы поинтересовались, не будет ли патриарх чинить препятствий их торговле, на что Пётр ответил:
"Не опасайтесь; возвратясь в Москву, дам я о сем указ, чтобы патриарх в табашные дела не мешался. Он при мне блюститель только веры, а не таможенный надзиратель".


Более усердия

30 декабря 1701 года (по старому стилю) царь Пётр издал указ, по которому запрещалось называть и писать уменьшительные имена людей [например, Митька вместо Дмитрий], запрещалось падать перед ним на колени и снимать с головы шапки зимою, проходя мимо царского дворца. В указе говорилось:
"Какое различие между Бога и царя, когда воздавать будут равное обоим почитание? Коленопреклоненное моление принадлежит Единому Творцу за те благости, какими Он нас наградил. [К чему] уничижать звание, безобразить достоинство человеческое, а в жестокие морозы почесть делать дому моему бесплодную с обнаженною главою, вредить здоровье свое, которое милее и надобнее мне в каждом подданном паче всяческих бесполезных поклонов? Менее низкости, более усердия в службе и верности ко мне и государству – сия-то почесть свойственна царю".


О Польше и вине

Однажды на пиру у Лефорта Пётр обидел польского резидента, сказав, что он в Польше чуть не умер от голода. Все рассмеялись, но царь тут же успокоил резидента:
"Не гневайся, господин резидент. Я – Польше приятель и шутил. Знают все, что она изобильна и богата; только теперь она богатее ещё тем, что Август у вас король".
Затем Пётр велел принести резиденту бокал венгерского вина и продолжал:
"Выпьем за здравие Августа, за сей напиток благодарим мы вас. У нас в Москве доморощенной квас, мёд да пиво, а со временем из Астрахани и с Дона иметь будем и вино. Тогда господ министров попотчую своим, а не чужим".


Гнев Петра

На другом пиру у Лефорта царь Пётр разгневался на генерала Шеина за то, что тот торговал офицерскими должностями. Царь сразу же вошёл в раж и начал шпагою рубить стол, пробираясь к Шеину:
"В миг истреблю тебя и полк твой! Я имею список проданных тобою мест и усмирю сею шпагою плутовство твоё!"
Продвигаясь к Шеину, царь слегка поранил Ромодановского и Зотова, которые не осмеливались удержать царя. Один Лефорт посмел стать на пути взбешённого Петра, но царь оттолкнул Лефорта, ранив его. Не обращая внимания на свою рану, лефорт всё же смог остановить царя, который вскоре опомнился и успокоился, простил Шеина, но принятых тем офицеров лишил купленных званий.
Потом, обняв Лефорта, раскаявшийся царь сказал:
"Прости, любезный друг, я виноват. Я исправляю подданных своих и не могу исправить ещё самого себя. Проклятая привычка, несчастное воспитание, которого по сию пору преодолеть не могу, хотя всячески стараюсь и помышляю о том".


Комментарии

Август II Сильный (1670-1733) – король Польши с 1697 года.
Вильгельм III (1650-1702) – король Англии с 1689 года.
Эрик фон Далберг (1625-1703) – граф, генерал-губернатор Риги.
Никита Моисеевич Зотов (1644-1718) – дьяк, учитель Петра.
Франц Яковлевич Лефорт (1655-1699) – генерал-адмирал.
Дэвид Митчелл (1642-1710) – адмирал Великобритании.
Андрей Константинович Нартов (1683-1756) – токарь Петра, учёный.
Фёдор Юрьевич Ромодановский (1640-1717) – правитель России в отсутствие Петра, "генералиссимус потешных войск" с 1694 года.
Алексей Семёнович Шеин (1662-1700) - русский генерал и первый российский генералиссимус с 1796 года.

Пётр Великий. Анекдоты, в основном, о нём и о его времени. Вып. 15

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: