Лев Давидович Ландау в высказываниях, воспоминаниях и анекдотах. Часть III


Анекдоты № 551 от 11.06.2010 г.




Афоризмы Ландау

"Всё, что в химии научного, это - физика, а остальное – кухня".
"Мы-то с вами знаем, что математика XX века - это и есть теоретическая физика".
"Не сомневайтесь в великих возможностях физики. Физика может объяснить любое увиденное в жизни явление".
"Подобно тому как все хорошие девушки уже разобраны и замужем, так и все хорошие задачи уже решены".
"В настоящее время образование необходимо для всякой профессии. Необразованный человек всегда будет чем-то второго сорта".
"От безделья успехов не будет. Можно быть хорошим специалистом, не питая любви к своей специальности. Но это не относится к науке и к искусству. В науке и искусстве, если к ним не лежит душа, можно быть только посредственностью". "Нельзя забивать голову ерундой. Чем больше научного мусора будет засорять вашу голову, тем меньше останется места для верных представлений".
"Когда я познакомился с общей теорией относительности Эйнштейна, я был потрясен её красотой. Статьи Гейзенберга и Шрёдингера привели меня в восхищение. Никогда раньше я с такой ясностью не ощущал мощь человеческого гения".
"Верховным судьей всякой физической теории является опыт. Без экспериментаторов теоретики скисают".
"Почему певцы такие глупые? Отбор происходит по другому признаку".


Арест и Капица

Ландау был арестован в 1938 году и год просидел в тюрьме, пока стараниями Капицы он не был выпущен на свободу под личное поручительство своего директора. Ландау всегда признавал заслугу Капицы в своём освобождении, но их отношения с тех пор, по вине Дау, стали довольно прохладными.

Дау в тюрьме

Однажды Майя Бессараб спросила у Дау, что с ним делали в тюрьме.
Ландау:
"Ничего. По ночам водили на допросы".
Бессараб:
"Не били?"
Ландау:
"Нет, ни разу".
Бессараб:
"А в чём тебя обвиняли?"
Ландау:
"В том, что я немецкий шпион. Я пытался объяснить следователю, что я не мог им быть. Во-первых, быть шпионом бесчестно, а во-вторых, мне нравятся девушки арийского типа, а немцы запрещают евреям любить арийских девушек. На что следователь ответил, что я хитрый, маскирующийся шпион".


Рецензия

Когда в Англии вышел в свет сборник научных работ учёного, там появилась такая рецензия:
"Этот солидный том, собрание трудов Ландау, возбуждает чувства, подобные тем, которые вызывает полное собрание сочинений Вильяма Шекспира или Кехелевский каталог сочинений Моцарта. Безмерность совершённого одним человеком всегда представляется невероятной".


Жизнь коротка

Ландау однажды написал:
"Ввиду краткости жизни мы не можем позволить себе роскошь тратить время на задачи, которые не ведут к новым результатам".


Позор!

Один из учеников Ландау однажды пожаловался шефу, что ему удалось в своё время вывести уравнение Шрёдингера, но он не стал публиковать эту работу, считая её недостаточно серьёзной для научной публикации.
Дау помрачнел:
"Никогда никому в этом не признавайтесь! Если бы вы не вывели этого уравнения, на нет и суда нет, а вот вывести столь замечательный результат и не понять его значения - такое действительно позорно!"


Такой молодой

Английский физик сэр Рудольф Пайерлс (1907-1995) вспоминает:
"Одно из моих любимых воспоминаний — это случай, когда в дискуссии всплыло имя физика, о котором Ландау прежде ничего не слышал. Посыпались вопросы:
"Кто это? Откуда? Сколько ему лет?"
Кто-то сказал:
"О, ему всего двадцать восемь…"
И тогда Дау воскликнул:
"Как, такой молодой и уже такой неизвестный?"


Отношение к имени

Ландау не очень любил своё имя. Когда ему однажды сказали, что у него прекрасное имя, он отрицательно покачал головой:
"Жалкое имя. И животное есть такое".
Дальше произошёл следующий диалог:
"Так звали нашего лучшего писателя".
"Единственное утешение".
"А какой прекрасный рисунок, где ты в виде льва, а теоретики – слепые котята!"
"Для карикатуры ещё куда ни шло".


Лев Давидович Ландау в высказываниях, воспоминаниях и анекдотах. Часть II

(Продолжение последует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: