Александр II: анекдоты об императоре и его окружении. Часть III


Анекдоты № 562 от 24.09.2010 г.




Слуга или камергер?

К старости граф Владимир Фёдорович Адлерберг стал очень много времени уделять своему туалету: он ходил в парике, с нарумяненным и напомаженным лицом, с нафабренными усами и бакенбардами, т.е. расписан, как балаганная кукла.
В 1861 г. в Биаррице князь Пётр Владимирович Долгоруков наблюдал на берегу моря следующий случай. Действительный статский советник и камергер Иван Демьянович Булычёв подавал стул графу В.Ф. Адлербергу. Один из французов удивился:
"Неужели этот человек - камергер?"
Долгоруков утвердительно кивнул:
"Камергер".
Француз возразил:
"Представьте себе, я, видя, как он подаёт стул, принял его за трактирного слугу".
Долгоруков ответил:
"Не во многом и ошиблись".


Появление Мины

Павел Александрович Нащокин в середине тридцатых годов откуда-то привез молодую красотку, которую по-русски нарекли Миной Ивановной.
После смерти своего покровителя в 1843 г. (которую она горько оплакивала) Мина Ивановна нашла себе покровителя в лице графа Владимира Федоровича Адлерберга. Тот так влюбился в красивую и весёлую дамочку, что захотел добиться для неё официального положения. С этой целью был найден мелкий чиновник почтового департамента Бурков, который согласился обвенчаться с Миной Ивановной и сразу же после свадьбы отправиться в какую-то отдалённую губернию, где его ожидали доходное и тёплое местечко и ежегодная пенсия.
На свадьбе граф Адлерберг был посажённым отцом. После венчания и ужина Буркова посадили в коляску с пожеланиями счастливого пути. Мина Ивановна, разумеется, осталась в Петербурге.

Посмертный чин

С этим браком связана еще одна любопытная история. Вышеупомянутый Бурков через некоторое время умер уже в чине статского советника, и при получении известия о его смерти безутешная Мина Ивановна горько расплакалась. Ведь она надеялась на скорое производство своего далёкого мужа в действительные статские советники, а теперь надежды стать её превосходительством рухнули. Граф Адлерберг поспешил помочь неутешной вдове. В приказах о смерти Буркова не заявлялось, а вскоре его как будто живого представили "за отличие по службе" к нужному чину, и только через несколько дней было объявлено о смерти Буркова. Так Мина Ивановна стала её превосходительством.

Роскошь и влияние

Имея такого покровителя как граф В.Ф. Адлерберг, госпожа Буркова жила великолепно. Большую часть своих доходов Владимир Фёдорович уделял не своим детям и жене, а Мине Ивановне. Но и этого ей было мало: мебель у неё была из дворца; экипажи и лошади с придворной конюшни; цветы в комнатах из придворных оранжерей. Когда у госпожи Бурковой бывал вечер или приём, то придворные повара готовили стол из придворных припасов.
Роскошь, конечно, вещь очень приятная, но Мина Ивановна пользовалась ещё и огромным влиянием в столице. Через неё можно было получить выгодное местечко при дворе, так что многие придворные чины ездили к ней на поклон, а в почтовом ведомстве, пока им управлял Адлерберг, без неё нельзя было вообще получить никакого места.

Торговля чинами

В гостиной Мины Ивановны всегда толпилось множество придворных и прочих знатных людей, которые добивались её расположения (само собой, не бесплатно). Так князь Михаил Андреевич Оболенский через посредство Мины Ивановны купил себе чин гофмейстера.
Но не она начала такую торговлю. Ещё при князе Петре Михайловиче Волконском, бывшем министром уделов и двора с 1826 по 1852 гг., который сам был очень бескорыстным человеком, лица, имевшие на него влияние, торговали придворными чинами. Известно, что в 1851 г. Андрей Иванович Сабуров заплатил любовнице старика Волконского некоей Жеребцовой 20 000 рублей серебром за чин гофмейстера.

Неприятная встреча

Часто возникали анекдотичные ситуации.
Однажды граф Ферзен, егермейстер, только что вступивший во второй брак, встретил у Мины Ивановны одного из своих придворных знакомых. Граф говорит:
"Представь себе, какая дерзкая эта Мина. Когда я был вдов, то езжал к ней, знаешь, повеселиться. А теперь, когда я женился, она вдруг осмелилась прислать мне приглашение на обед в четверг!"
Знакомый отвечает:
"Представь себе, что она осмелилась и мне прислать приглашение к обеду на тот же день".
Ферзен:
"Ты поедешь?"
Знакомый:
"Конечно, нет!"
Ферзен:
"И я, разумеется, не поеду!"
Разумеется, оба знакомые были уверены, что могут спокойно ехать на этот обед без риска встречи с собеседником, перед которым он так отважно фрондировал, и были неприятно удивлены, встретившись на обеде.

Цветы на могилу императора

Через несколько недель после смерти императора Николая Павловича одна из придворных дам сообщила императрице Александре Фёдоровне, что посетила накануне могилу покойного императора и нашла её всю усыпанную цветами. Сторожа на вопрос о происхождении этих цветов отвечали, что они присланы от её сиятельства графини Адлерберг. Александра Федоровна была доброй и чувствительной женщиной и расплакалась от умиления:
"Какие прекрасные люди эти добрые Адлерберги! Как они помнят все, что покойный Государь для них сделал! Как они нам преданы!"
Придворная дама была послана к обеим графиням Адлерберг (свекрови и невестке), чтобы выразить им благодарность от имени царской фамилии.
Вышел конфуз: оказалось, что графини Адлерберг и не думали посылать на могилу никаких цветов. Эти цветы прислала Мина Ивановна, а взяла их, конечно же, из придворных оранжерей, так что этот выгодный жест не стоил ей ни копейки.

Указатель имён

Владимир Фёдорович Адлерберг (1792-1884).
Императрица Александра Фёдоровна (1798-1860).
Иван Демьянович Булычёв (1813-1877).
Пётр Михайлович Волконский (1776-1852).
Пётр Владимирович Долгоруков (1817-1868).
Павел Александрович Нащокин (1798-1843).
Михаил Андреевич Оболенский (1805-1873).
Андрей Иванович Сабуров (1797-1866).
Павел Карлович Ферзен (1800-1884).

Александр II: анекдоты об императоре и его окружении. Часть II

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: