Немного о Мандельштаме. Часть I


Анекдоты № 574 от 17.12.2010 г.




Телеграмма Ахматовой

В феврале 1936 года Ахматова навестила Мандельштама в его ссылке, так как получила от него телеграмму, что тот находится при смерти. Несмотря на своё трудное положение Ахматова не побоялась навестить опального поэта, осталась верна старой дружбе и приехала к нему. Оказалось, что всё не так уж и плохо, как показалось Ахматовой по тексту телеграммы, что дало повод Осипу Эмильевичу потом со смехом говорить:
"Анна Андреевна обиделась, что я не умер".


Ерунда!

Однажды Мандельштаму стали рассказывать про знакомого писателя, который постоянно жаловался на неудачно сложившуюся жизнь, и что при других условиях он мог бы много написать. Неожиданно Мандельштам резко прервал этот рассказ:
"Ерунда! Если вам есть что сказать, скажете при всех обстоятельствах, и вместо десяти нудных томов напишете один".


Ирисы

Однажды в Воронеже Мандельштам остановился перед корзиной лиловых ирисов и с мольбой в голосе стал просить жену:
"Надюша, купи!"
Надежда Яковлевна стала отбирать цветы, но Мандельштам с огорчением воскликнул:
"Всё или ничего!"
Жена напомнила ему:
"Ося, но у нас ведь нет денег".
Так ирисы и не были куплены.

Некому читать!

Как-то в Воронеже Мандельштам написал новое стихотворение, выбежал из дома к телефону-автомату, набрал чей-то номер и начал читать свои стихи. Затем он гневно прокричал в трубку:
"Нет, слушайте! Мне больше некому читать!"
Оказалось, что он звонил следователю НКВД, к которому был прикреплён.

Об акмеизме

После доклада об акмеизме, прочитанного в 1937 году, Мандельштам, отвечая на вопросы, сказал:
"Я не отрекаюсь ни от живых, ни от мёртвых".
Упомянув мёртвых, Мандельштам имел в виду Гумилёва.
На вопрос о том, что такое акмеизм, Мандельштам ответил:
"Тоска по мировой культуре".


Юдина в Воронеже

Известная пианистка Мария Вениаминовна Юдина (1899-1970) специально добивалась гастролей в Воронеже, чтобы встретиться с Мандельштамом. В свободное от выступлений время она не побоялась приходить к нему в гости и играть для него на рояле.

Другие люди

Когда в 1937 году Мандельштам ненадолго вернулся в Москву, он уже не смог найти многих своих старых знакомых, да и сам город он не узнавал. Стоя у окна на пятом этаже, Осип Эмильевич глядел на ночную Москву и задумчиво произнёс:
"И люди изменились, все какие-то... какие-то... поруганные".


Встречи с А.А. Ахматовой. Вып. 14

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: