Академик А.Н. Крылов рассказывает. Часть IV


Анекдоты № 576 от 31.12.2010 г.




Правильный образ жизни

Иван Михайлович Сеченов (1829-1905) по окончании курса Инженерного училища, прослужив недолго в саперах, вышел в отставку и поступил на медицинский факультет Московского университета. Здесь он сблизился и подружился с Сергеем Петровичем Боткиным (1832-1889). Докторская диссертация Ивана Михайловича была на тему: "О влиянии алкоголя на температуру тела человека".
Неизвестно, служил ли ему его родной братец, Андрей Михайлович, объектом наблюдений, но только через много лет, в конце 80-х годов, Иван Михайлович передавал такой рассказ С.П. Боткина:
"Вот, Иван Михайлович, был у меня сегодня интересный пациент, ваш земляк; записался заранее, принимаю, здоровается, садится в кресло и начинает сам повествовать:
"Надо вам сказать, профессор, что живу я давно почти безвыездно в деревне, чувствую себя пока здоровым и жизнь веду очень правильную, но все-таки, попав в Петербург, решил с вами посоветоваться. Скажем, летом встаю я в четыре часа и выпиваю стакан [чайный] водки; мне подают дрожки, я объезжаю поля. Приеду домой около 6 1/2 часов, выпью стакан водки и иду обходить усадьбу, скотный двор, конный двор и прочее. Вернусь домой часов в 8, выпью стакан водки, подзакушу и лягу отдохнуть. Встану часов в 11, выпью стакан водки, займусь до 12 со старостой, бурмистром. В 12 часов выпью стакан водки, пообедаю и после обеда прилягу отдохнуть. Встану в 3 часа, выпью стакан водки... и т.д."
Боткин:
"Позвольте вас спросить, давно ли вы ведете столь правильный образ жизни?"
Помещик:
"Я вышел в отставку после взятия Варшавы [Паскевичем в 1831 г.] и поселился в имении, так вот с тех пор; а то, знаете, в полку, я в кавалерии служил, трудно было соблюдать правильный образ жизни, особенно тогда: только что кончили воевать с турками, как поляки забунтовали. Так вот, профессор, скажите, какого мне режима придерживаться?"
Боткин:
"Продолжайте вести ваш правильный образ жизни, он вам, видимо, на пользу. Вы, Иван Михайлович, не знаете этого чудака?"
Сеченов:
"Кто же его в нашей местности не знает, это Николай Васильевич Приклонский".
Однако едва ли Иван Михайлович рассказал своему другу С.П. Боткину про не менее "правильный" образ жизни своего брата Андрея.

Пароходы на Волге

В детстве Алексей Николаевич Крылов каждый год ездил с родителями на Нижегородскую ярмарку. Большую часть пути приходилось проделывать по Волге, так что он оставил очень любопытные зарисовки о пароходах того времени:
"В начале 1870-х годов на Волге работали пассажирские пароходы обществ "Самолёт", "По Волге", "Кавказ и Меркурий". Все пароходы были однопалубные, носовая часть палубы была открытая и предназначалась главным образом для груза. Над кормовой частью возвышался на бортовых стойках спардек, именовавшийся "мостиком", куда допускались лишь пассажиры 1 и 2-го классов.
Пароходы были колёсные, машины большей частью с качающимся цилиндром, постройки бельгийской фирмы "Кокериль".
Все пароходы были почти одинаковые, но особенно славились "самолётские", и их предпочитали "волжским" и "меркурьевским".

Отопление на всех пароходах было дровяное. Дрова дубовые, длиной в аршин, из толстых поленьев. Их получали, раскалывая восьмивершковый кряж на четыре части.
Погрузка дров производилась на пристанях, расположенных, примерно, через 50-70 вёрст одна от другой. Грузили женщины, которые с удивительным проворством, бегом переносили дрова из берегового штабеля на пароход. Вместо носилок служили два нескреплённых между собой шеста с двумя колышками, вбитыми в средней части каждого из них. На пароходе дрова очень ловко с великим грохотом сбрасывались в дровяной трюм.
Ночью было видно, как из дымовых труб вылетал целый столб искр, которые вихрем кружились позади трубы, представляя разнообразием своих движений картину удивительной живости и красоты.

В 1871 или 1872 г появился на Волге первый двухпалубный пароход "Александр II", американской системы, с обширной, почти во всю его длину, двухэтажной надстройкой, в которой были расположены пассажирские помещения. Отопление на этом пароходе было нефтяное, видимо, какой-то весьма несовершенной системы, ибо из труб валило облако чёрного дыма, которое стлалось за пароходом по воде, образуя как бы "дымовую завесу", если применить теперешний термин.
Хотя на этом пароходе пассажирские помещения, в особенности 3-го класса, были много удобнее, нежели на прочих пароходах, но первые два года он не пользовался доверием публики, про него ходили разные легенды, то ли, что его ветром опрокинет, то ли, что на нём нефть взорвется, и т.п., поэтому его избегали.

Но затем предприимчивый коммерсант Зевеке сразу поставил на линию "Нижний – Астрахань" пять пароходов американской системы, да на линию "Нижний – Рыбинск" тоже четыре или пять. Эти пароходы верхнего плёса были с одним задним колесом.
Зевеке сбил цену за перевозку пассажиров, его пароходы приобрели доверие публики, и к концу 1880-х годов все остальные общества вынуждены были работать также пароходами американского типа".


Шадринск

В Вятской губернии в XIX веке существовал уездный город Шадринск. Потом он несколько раз менял своё административное подчинение. А.Н. Крылов так со слов отца объяснял происхождение этого названия:
"У помещиков Родионовых было в Вятской губернии 10 000 десятин векового вязового леса. Вязы были в два и в три обхвата, но никакого сплава не было, поэтому в лесу велось шадриковое хозяйство, теперь совершенно забытое.
Это хозяйство состояло в том, что вековой вяз рубился, от него обрубали ветки и тонкие сучья, складывали в большой костёр и сжигали. Получалась маленькая кучка золы; эта зола и называлась шадрик и продавалась в то время в Нижнем на ярмарке по два рубля за пуд; ствол же оставлялся гнить в лесу.
После этого не удивительно, что от вековых вязовых лесов Вятской губернии и воспоминаний не осталось".


Свободное время на корабле

"Во время якорной стоянки на военном корабле свободны и располагают своим временем кот, поп и доктор".


Закон Божий

В севастопольском уездном училище Алёша изучал Закон Божий на уроках протоиерея, настоятеля собора. Тот учил их Закону Божию по катехизису Филарета, старого издания, в котором к тексту: "властем предержащим повинуйтесь и покоряйтесь" при перечислении властей, которым надлежит покоряться, значилось: "крепостные своим помещикам и господам". Крепостное право было отменено в 1861 г., но в севастопольской лавке более нового издания катехизиса не было, и ребята смущали попа вопросом, как это "вера" была изменена царским указом. Обыкновенно следовал ответ:
"Стань до конца урока в угол на колени, учи, как напечатано; а кто ещё будет спрашивать, тому уши надеру".


О лесосплаве

по Волге и её притокам А.Н. Крылов рассказывал так:
"Большая часть лесных грузов перевозилась на белянах, которые строились на один рейс. Из Унжи, Ветлуги и Суры лес доставлялся или на белянах или на "расшивах", с их разукрашенными "кичками".
Сплав производился кормой вперед, для чего ставились специальные большие сплавные рули. Судно волочило за собой чугунный, весом от 50 до 100 пудов груз, который называли “лотом”, а тот канат, на котором его волочили, назывался “сукой” (от глагола сучить). Этот канат при управлении судном прихватывался то с одного, то с другого борта, для чего на носовой части устраивался квадратный, во всю ширину судна, помост, именовавшийся “кичкой”. Отсюда команда старинных волжских разбойников:
“Сарынь [т.е. бурлаки], на кичку!”"
Поясню, что беляна – это плоскодонная некрашеная баржа почти прямоугольной формы. Расшива – это тоже плоскодонное судно, но с заострённым носом и кормой; могла ходить и под парусом.

Академик А.Н. Крылов рассказывает. Часть III

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: