Сталин и другие. Вып. 10


Анекдоты № 643 от 11.05.2012 г.




Где немцы?

Осенью 1941 года Н.С. Хрущёв руководил эвакуацией правительственных учреждений из Москвы в город Куйбышев (Самару). В середине октября немцы, как известно, очень близко подошли к Москве, и в столице началась паника. Хрущёв тоже поддался всеобщей панике и прибежал к Сталину с сообщением, что немцы через час будут в Москве, и надо срочно уезжать.
Сталин невозмутимо попросил Хрущёва немного подождать и продолжал заниматься своими делами. Хрущёв сидел как на углях, но подавать голос не посмел. Примерно через час с хвостиком Сталин поговорил с кем-то по телефону, а потом закричал на Хрущёва:
"Ну, где же твои немцы, Никита? Где твои немцы?!"


Надо было жаловаться

Во время войны Сталин позвонил Туполеву и сказал:
"Мы решили вновь запустить в серию ваш бомбардировщик".
Туполев осмелился упрекнуть вождя:
"Товарищ Сталин, этот бомбардировщик нельзя было снимать с серии".
Сталин перешёл в контратаку:
"А вы злопамятны. Сами виноваты".
Туполев стал оправдываться:
"Что я мог сделать? Это был ваш приказ".
Разговор стал неприятен вождю:
"Нужно было пожаловаться на меня в ЦК".


Роман поэта

Во время войны поэт Николай Тихонов жил в гостинице "Москва", и у него был очень бурный роман с одной молодой женщиной.
Однажды к Тихонову пришёл человек из Кремля и сказал:
"Товарищ Сталин интересуется, почему вы не появляетесь на приёмах со своей женой?"
Тихонов растерялся:
"Она в Ленинграде..."
Посланец вкрадчиво спросил:
"А почему вы не перевезёте её в Москву?"
На это Тихонов уже более уверенно ответил:
"У меня нет здесь квартиры".
Очень скоро Тихонову была предоставлена квартира, поэт понял намёк вождя и прекратил свой роман.

Ягода сожалеет...

В феврале 1938 года, когда проходил суд над Ягодой, выступал прокурор СССР Вышинский:
"Скажите, предатель и изменник Ягода, неужели во всей вашей гнусной и предательской деятельности вы не испытывали никогда ни малейшего сожаления, ни малейшего раскаяния? И сейчас, когда вы отвечаете, наконец, перед пролетарским судом за все ваши подлые преступления, вы не испытываете ни малейшего сожаления о сделанном вами?"
Вдруг к удивлению всех присутствующих Ягода произносит:
"Да, сожалею, очень сожалею..."
Вышинский обрадовался:
"Внимание, товарищи судьи. Предатель и изменник Ягода сожалеет. О чем вы сожалеете, шпион и преступник Ягода?"
Ответ Ягоды всех ошеломил:
"Очень сожалею, что, когда я мог это сделать, я всех вас не расстрелял".


Старательный Уткин

Маяковский терпеть не мог молодого поэта Иосифа Уткина. Однажды Уткин читал в доме поэтов своё свежее, очень патриотическое, стихотворение. Вот он закончил читать свои стихи, но не успели раздаться аплодисменты, как прогремел голос Маяковского:
"Старайся Уткин, Гусевым будешь!"
Сергей Иванович Гусев (1874-1933) был тогда заведующим отделом печати ЦК ВКП(б).
Фраза Маяковского стала крылатой, но в народ с лёгкой руки беглого секретаря Сталина Бажанова он вошла с грубой ошибкой. Дело в том, что Бажанов и цитирующие его товарищи пишут, что Уткин читал свои стихи про советского часового, и приводят соответствующие строки. Однако цитируемые Бажановым строки принадлежат Демьяну Бедному, а Уткин про часового ничего подобного не писал.

Михоэлс у Эйнштейна

Во время войны Михоэлс с делегацией деятелей советской культуры побывал в США (для сбора средств в фонд помощи Красной Армии), где встретился с Альбертом Эйнштейном. Во время беседы Эйнштейн поинтересовался, силён ли в России антисемитизм.
Михоэлс ответил, что в СССР нет и быть не может антисемитизма.
Эйнштейн помолчал, а потом грустно сказал:
"Этого не может быть. Антисемитизм – тень еврейского народа".


Не бойтесь!

Когда фабриковалось дело по троцкистско-зиновьевскому центру, к Сталину пришёл Агранов, они обсуждали кандидатуры подозреваемых, и Агранов в какой-то момент сказал:
"Боюсь, что мы не сможем обвинить Александра Смирнова в том, что он входил в троцкистско-зиновьевский центр. Ведь Смирнов уже давно сидит в тюрьме".
Сталин пыхнул своей трубкой и ответил:
"А вы не бойтесь, не бойтесь – только и всего".


Радек шутит

Карл Радек однажды сказал:
"Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин – из Политбюро".
Но Л.М. Кагановича Сталин не тронул.

Желание Ларисы Рейснер

Фёдор Раскольников с 1921 по 1923 годы был советским полпредом в Афганистане. Его жена Лариса Рейснер считала, что Федя недостаточно образован для дипломатической деятельности и велела ему молчать во время первого приёма у короля Амануллы Хана, а говорить будет она.
И вот товарищ Рейснер приветствует короля:
"Ваше Величество! Я в восторге от Вашего мужества и других достоинств. Я хотела бы, чтобы мой сын был во всех этих качествах похож на Вас".
Рейснер была весьма привлекательной дамой, так что король хмыкнул:
"Что ж, это можно устроить".


Указатель имён

Яков Саулович Агранов (Сорензон, 1896-1938).
Борис Георгиевич Бажанов (1900-1982).
Демьян Бедный (Ефим Алексеевич Придворов, 1883-1945).
Андрей Януарьевич Вышинский (1883-1954).
Лазарь Моисеевич Каганович (1893-1991).
Соломон Михайлович Михоэлс (Вовси, 1890-1948).
Карл Бернгардович Радек (Собельсон, 1885-1939).
Фёдор Фёдорович Раскольников (1892-1939).
Лариса Михайловна Рейснер (1895-1926).
Александр Петрович Смирнов (1877-1938).
Николай Семёнович Тихонов (1896-1979).
Андрей Николаевич Туполев (1888-1972).
Иосиф Павлович Уткин (1903-1944).
Аманулла Хан (1892-1960, правил 1919-1929).
Генрих Григорьевич Ягода (Генах или Енох Гиршевич Иегода, 1891-1938).

Сталин и другие. Вып. 9

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: