Прекрасная Франция. Вып. 21. Из эпохи Людовика XIII


Анекдоты № 645 от 25.05.2012 г.




Религия безразлична

Жан д’Эстре (1486-1581), дед маршала Антуана д’Эстре (1529-1609), был гугенотом, и поэтому Екатерина Медичи (1519-1589) не хотела, чтобы маршал получил какую-нибудь должность. Тогда маршал д’Эстре велел передать королеве, что для его члена и для его чести религия безразлична.

Кто разоряет маркиза?

Проиграв однажды в карты сто тысяч ливров, этот Антуан д’Эстре, маркиз де Кёвр, пришёл домой в плохом настроении и сразу же стал бранить своего дворецкого за лишнюю зажжённую свечу. При этом маркиз ворчал, что он совсем не удивится, если его полностью разорят.

Честность маршала д’Эстре

В 1624 году суперинтендант финансов Шарль де Ла-Вьевиль (1580-1653) впал в немилость у короля Людовика XIII, что позволило кардиналу Ришелье организовать против него процесс и тем самым начать эпоху своего могущества. Тогда маршал Франсуа Аннибал д’Эстре (1573-1670) [да, в семействе д’Эстре было несколько маршалов Франции!] потребовал конфискации трёх поместий у де Ла-Вьевиля якобы в свою пользу, но в действительности сохранил их за ним. Через некоторое время этот маршал д’Эстре добился от короля помилования для де Ла-Вьевиля, и передал ему сохранившиеся поместья. Другие вельможи, отхватившие жирные куски от состояния де Ла-Вьевиля, не были столь благородными.

Неугомонный маршал

Когда маршалу Франсуа д’Эстре было уже около семидесяти лет, он навестил госпожу Анну-Марию де Корнюэль (1605-1694). Хозяйка салона отлучилась куда-то по своим делам на несколько минут, и маршал оказался наедине с мадмуазель де Бембо.
Вернувшись в комнату, госпожа де Корнюэль увидела, что маршал задирает у девицы подол, и рассмеялась:
"Ай-ай-ай, господин Маршал! Что это вы собираетесь делать?".
Маршал был невозмутим:
"Помилуйте, вы меня оставили с мадемуазель наедине. Я с ней незнаком и не знал, о чём с ней говорить".


Резвое начало

Когда папа Павел V (1552-1621) в 1607 году посвящал молодого человека по имени Арман дю Плесси (1585-1642, будущего кардинала Ришелье) в сан епископа, он поинтересовался, достиг ли тот положенного возраста, то есть двадцати семи лет. Дю Плесси ответил утвердительно, но после церемонии он стал просить святого отца простить его за совершённый только что грех, так как на самом деле он ещё не достиг требуемого возраста.
На это Павел V со вздохом произнёс:
"Этот мальчик будет со временем большим плутом".


Слуги кардинала? Можете всё!

Однажды полковник Хейлброн (?-1636), шотландец по национальности, проезжал верхом по улице Тиктон, что в центре старого Парижа, и почувствовал необходимость срочно облегчиться. Он вломился в ворота какого-то горожанина и присел тут же на дорожке. Выскочивший хозяин начал кричать на полковника, Хейлброну стало очень неловко, но тут его слуга заявил горожанину, что его хозяин служит у кардинала Ришелье.
Горожанин сразу же успокоился и саркастически заметил:
"Сударь, коли вы служите у Его Высокопреосвященства, то вы можете срать, где вам угодно".


Д’Эпернон о Ришелье

Герцог д’Эпернон (1554-1639) в 1627 году сложил с себя сан архиепископа Тулузского и опять поступил на военную службу.
Во время осады Ларошели в 1628 году кто-то застал герцога д’Эпернона с молитвенником в руках. В ответ на недоумение своего собеседника, герцог сказал:
"Приходится волей-неволей заниматься чужим ремеслом, раз другие занимаются нашим".
Эти слова дошли до кардинала Ришелье, который долго не мог простить д’Эпернону такую шутку.

Д’Эпернон о королевских обязанностях

В конце 1629 года Ришелье в звании генерал-лейтенанта (по другим сведениям – генералиссимуса) отправился командовать французскими войсками в Италию. Герцог д’Эпернон по этому поводу заметил, что король Людовик XIII (1601-1643) оставил за собой только одну из королевских обязанностей – исцелять от золотухи.
Герцог намекал, что до этого назначения кардинал и так управлял всеми государственными делами Франции.

Д’Эпернон о маршалах

Когда маркиз Антуан д’Эффиа (1581-1632), отец известного маркиза де Сен-Мара (1620-1642), стал маршалом Франции, герцог д’Эпернон съязвил:
"Вот, господин д'Эффиа, вы и маршал Франции. В мое время маршалов делали мало, но, по крайней мере, они чего-то стоили".


Мухи и королева-мать

Королева-мать Мария Медичи (1573-1642) верила в то, что большие, жирные мухи, которые громко жужжат, понимают всё, что при них говорят, и могут передать услышанное другим людям. Увидев хотя бы одну такую муху, она никогда не говорила ничего такого, что должно было бы оставаться в тайне.

Прекрасная Франция. Вып. 20

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: