Древний мир в анекдотах и фактах. Часть IX


Анекдоты № 654 от 24.08.2012 г.




Бескорыстие Гая Фабриция

Однажды к бывшему консулу Гаю Фабрицию Лусцину (III в. до Р.Х.) прибыли послы от самнитов, которых он раньше победил, но после заключения мира оказал им же множество услуг. Фабриций был хорошим воином, славился по всей Италии своей справедливостью и простым образом жизни.
До самнитов дошли известия, что прославленный полководец живёт чуть ли не в нищете. Они собрали крупную сумму денег и умоляли Фабриция принять эти деньги и пользоваться ими. Самниты считали, что такому великому полководцу и достойному человеку не подобает переносить такие лишения.
Тогда Фабриций стал опускать раскрытые ладони от ушей к глазам, ноздрям, рту и так далее до самых ступней, а потом ответил послам самнитов:
"Пока он в состоянии бороться и повелевать всеми теми членами, к которым прикоснулся, у него никогда ни в чем не будет недостатка. Поэтому он не примет деньги, которые совершенно ему не нужны, от тех, кто, как он знает, в них нуждается".
Ведь земли самнитов в ходе недавней войны были сильно опустошены.

Уловка Папирия

В старые времена римские сенаторы обычно приходили в курию со своими сыновьями, которые ещё носили претексту, то есть они ещё не достигли совершеннолетия.
Однажды некое важное дело отцы-сенаторы не успели рассмотреть за одно заседание и отложили его на следующий день, постановив, чтобы никто никому не рассказывал о рассматривавшемся деле до тех пор, пока не будет вынесено постановление.
Мать мальчика по имени Папирий, который был в сенате вместе с отцом, стала настойчиво расспрашивать сына о том, что же обсуждали в сенате. Папирий ответил, что им запретили говорить об этом. Мать не отставала и продолжала свои расспросы ещё более резко и настойчиво.
Тогда Папирий решил обмануть мамашу и сказал, что в сенате обсуждался очень важный вопрос: что полезнее для государства – чтобы один мужчина имел двух жён или чтобы одна женщина была замужем за двумя мужчинами.
Услышав такие ужасные новости, мамаша кинулась к другим матронам.
Всю ночь Рим бурлил, вернее, бурлила женское население города, а наутро к удивлённым сенаторам явилась огромная толпа почтенных матерей семейств. С плачем и воплями они стали умолять сенаторов: лучше, чтобы одна женщина была замужем за двумя, чем две за одним.
Сенаторы удивлялись, так как не понимали, что означают эти просьбы. Тогда вышел мальчик Папирий и объяснил причину женских воплей. Он рассказал, как его мать настаивала, чтобы он сообщил ей о делах в сенате, и что он ей на это сказал.
Сенаторы восхитились мудростью этого мальчика, но постановили, чтобы с этого дня мальчики больше не допускались в курию с отцами. Исключение было сделано только для Папирия, который за благоразумие в молчании и речах, редкое для его возраста, получил прозвище Претекстат.

Государство или сыновья почтительность?

На 213 год до Р.Х. консулами в Риме были избраны Квинт Фабий Максим и Тиберий Семпроний Гракх (?-213) во второй раз. Этот Квинт Фабий Максим был сыном знаменитого Квинта Фабия Максима по прозвищу Кунктатор (Медлительный, 280-203 гг. до Р.Х.). Кунктатор как раз был консулом предыдущего 214 года и обеспечил заочное избрание своего сына консулом.
Вскоре после избрания Фабий Максим в сопровождении ликторов ехал верхом по Риму, а навстречу ему двигался верхом на коне его отец-проконсул. Кунктатор, как отец, не захотел спешиться перед сыном, а ликторы, зная их хорошие семейные отношения, не посмели вмешаться.
Когда Кунктатор поравнялся с сыном, тот спросил у сопровождавших его ликторов:
"Что дальше?"
Ближайший ликтор понял, в чём дело, и велел Кунктатору спешиться, как это и полагалось делать любому римскому гражданину при встрече с консулом в сопровождении ликторов.
Кунктатор подчинился приказу ликтора и похвалил сына за то, что тот охраняет и сохраняет власть, принадлежащую народу.

Лисий и Платон

Греческий софист Фаворин из Арелата (81-150) так сравнивал мастерство речей Лисия (445-380) и Платона (427-347):
"Если из речи Платона уберёшь или изменишь какое-либо слово, причём сделаешь это наилучшим образом, то всё же нанесёшь ущерб изяществу; если из [речи] Лисия — смыслу".


Отважный Зубастик

В древнем Риме одним из самых прославленных воинов был Луций Спурий Дентат (Зубастый), которого избирали народным трибуном в 454 году до Р.Х.
Его за храбрость даже сравнивали с Ахиллом, и не зря.
В римских анналах были сведения о том, что этот Дентат участвовал в 120 сражениях, в которых получил 45 ранений в грудь и ни одного – в спину.
За свою доблесть Дентат получил огромное множество различных наград: 8 золотых венков, 1 осадный венок, 3 стенных венка, 14 гражданских венков, 83 ожерелья, более 160 армилл, 18 копий и 25 фалер.
Вместе со своими полководцами он отпраздновал десять триумфов и получал множество даров от войска из добычи за вызовы, брошенные врагам, и победы над ними.
[Армилла – браслет, которым награждали за доблесть.
Фалера – круглое украшение, иногда из золота или позолоченное; ими награждали за доблесть и носили на щите или на панцире.
Копьё, которым награждали за храбрость, не имело железного наконечника.]

Диоген и Ксениад

Рассказывают, что известный философ-киник Диоген из Синопа (412-321) побывал в рабстве, будучи рождённым свободным. Коринфяник Ксениад захотел выкупить Диогена и поинтересовался, знает ли он какое-нибудь ремесло.
Диоген ответил:
"Я знаю, как повелевать свободными людьми".
Ксениад был поражён таким ответом. Он выкупил Диогена, даровал ему свободу и нанял (как свободного человека) в учителя для своих сыновей, сказав:
"Возьми моих детей, чтобы повелевать ими".
Этого Ксениада из анекдота часто отождествляют с известным коринфским философом Ксениадом, но это вряд ли справедливо, так как философ Ксениад умер раньше, чем Диоген успел родиться.

Аркесилай и богач

Жил как-то в Афинах один чрезвычайно изнеженный богач, про которого было известно, что он не занимается развратом и нравственно неиспорчен. Волосы этого богача были всегда тщательно уложены, и у него был очень слабый голос и игривые чувственные глаза.
Увидев этого богача и услышав его, философ скептик Аркесилай (315-240) сказал:
"Нет никакой разницы, являетесь ли вы кинедами [развратниками] спереди или сзади".


Ганнибал и Антиох III

После поражения во 2-ой Пунической войне Ганнибал Барка (247-183) в 195 году до Р.Х. нашёл убежище при дворе сирийского царя Антиоха III Великого (241-187). Антиох III очень рассчитывал на помощь Ганнибала в предстоящей войне с Римом, однако, когда тот посоветовал немедленно начать вторжение в Италию, пока Рим не восстановил свою мощь после тяжелейшей войны, царь Антиох отклонил его совет.
Вместо этого Антиох III вёл переговоры с Римом, с Карфагеном и укреплял свою армию. Однажды Антиох III вывел свою громадную армию в поле на манёвры и пригласил на них Ганнибала. Царь хотел продемонстрировать Ганнибалу всю мощь своей армии и её готовность к войне с Римом.
Воины царя сверкали золотыми и серебряными украшениями, конница была украшена яркими попонами, сверкающими уздечками, фалерами и ожерельями. Вывел царь в поле и колесницы с блестящими смертоносными серпами и боевых слонов, на спинах которых возвышались богато украшенные башни.
Антиох III был горд своим большим и богато украшенным войском. Он ожидал похвалы от Ганнибала и обратился к нему с вопросом:
"Как ты считаешь, может ли все это сравниться с римлянами и достаточно ли для них [этого]?"
Ганнибал же прекрасно видел всю слабость и небоеспособность сирийского войска и с едкой насмешкой ответил:
"Достаточно. Я уверен, что всего этого вполне достаточно для римлян, хотя они и необычайно жадны".
Ведь царь спрашивал про силу своего войска, а Ганнибал ответил о предстоящей добыче римлян.

Древний мир в анекдотах и фактах. Часть VIII

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: