СССР в зарисовках и анекдотах. Часть I


Анекдоты № 663 от 26.10.2012 г.




Неизвестный науке рассказ

Н.С. Хрущёв любил давать интервью западным журналистам, пространно отвечал на все вопросы, но всегда требовал, чтобы текст интервью печатался полностью, без купюр.
Однажды Хрущёв давал очень длительное интервью (около четырёх часов) Уильяму Хёрсту-младшему (1908-1993). Хрущёв, как обычно, давал очень развёрнутые ответы на все вопросы и ни разу не вышел из себя.
Ближе к концу интервью Хёрст задал вопрос об отношении коммунистов к религии, и Хрущёв начал отвечать:
"Вот читал я ещё в юношеские годы один рассказ, - не помню, правда, чей, - и там была изложена такая история. Шёл путник по дороге; его подкараулили разбойники, двое, напали на него и убили. Забрали все пожитки путника и ушли. Шли-шли, устали и решили сделать привал, а заодно и посмотреть, что в котомке убитого имеется. Нашли кусок сала. Один вытащил нож и начал это сало резать - сейчас, думает, закусим. А второй и говорит:
“Нельзя сегодня. Сегодня пятница — день постный”.
Вот вам и вся религия: человека зарезали, а мясное есть не стали — религия-де запрещает".
Хрущёв ещё долго рассуждал о религии, Крестовых походах и жертвах инквизиции.
Когда текст интервью переводили на английский язык, то решили, что хорошо бы назвать имя автора рассказа о путнике и двух разбойниках. Ведущим советским литературным организациям, Институту мировой литературы, Пушкинскому дому и Союзу писателей, было рекомендовано найти автора этого рассказа. Двое суток десятки самых выдающихся учёных СССР пытались найти этот рассказ, но не смогли. Так и остались неизвестными название рассказа и его автор. Да и неизвестно, существовал ли такой рассказ вообще? Учёных, впрочем, не наказали, и никаких оргвыводов не делали.

О надёжности охраны

Однажды Хрущёв отдыхал в Ореанде, что в Крыму. Участок, как водится, был обнесён стеной, и по всему периметру участка находилась охрана. Казалось бы, мышь не проскочит! Но после одного происшествия охранные мероприятия были значительно усилены.
Даже на отдыхе Хрущёв соблюдал твёрдый распорядок дня: зарядка, массаж, купание, завтрак и т.д. Никита Сергеевич не любил, когда охрана торчала перед его глазами, особенно на пляже, и отсылал телохранителей подальше метров на 50-70.
В один из дней Хрущёв после купания поднимался по асфальтовой дорожке к дому, и охранник теперь держался уже значительно ближе к генсеку, как вдруг с крутого откоса, что был справа от дорожки, прямо к ногам Хрущёва скатился какоё-то человек и начал судорожно доставать из кармана конверт. Очевидно, с прошением или жалобой. Мужчина начал что-то быстро говорить Хрущёву, тот спокойно слушал неожиданного посетителя, но тут подоспели охранники и увели неизвестного.
За завтраком Хрущёв невозмутимо рассказывал присутствующим, что тот человек хотел подать генсеку какое-то прошение, но Хрущёв эту бумагу не взял, так как мужчина сделал всё не по закону, не по правилам.
Оказалось, что этот мужчина и две женщины в темноте перебрались через забор и всю ночь поджидали Хрущёва, чтобы передать ему своё прошение.
Охранникам, конечно, влетело по первое число: ещё бы, если защиту первого лица в государстве легко преодолели простые обыватели.

Уолтер Липпман в Абхазии

Прилетел однажды в СССР известный американский журналист Уолтер Липпман (1879-1974), чтобы встретиться в Пицунде с Никитой Сергеевичем Хрущёвым и взять у него интервью.
Самолёт с Липпманом и сопровождающими лицами приземлился в Адлере, где всю компанию встречал 1-й секретарь Абхазского обкома КП Грузии Михаил Тимурович Бгажба (1915-1993), и на автомобилях все отправились к Хрущёву. Вроде бы Пицунда совсем не так уж и далеко от Адлера, но путешествие оказалось довольно продолжительным, так как только теперь американский журналист смог узнать, что такое кавказское гостеприимство для важного гостя.
Первую остановку кортеж сделал в Гаграх у ресторана “Гагрипш” (был такой ресторан), где дорогих гостей встретили первый секретарь горкома партии и другие руководители города.
Началось застолье. Липпман смущался, пытался отказываться выпить очередной бокал вина, но произносились такие тосты, - за Н.С. Хрущёва, за здоровье Липпмана, за американский народ и т.д. – что американский гость просто не мог отказаться, хотя он и пытался доказать гостеприимным хозяевам, что ему вскоре предстоит очень важная работа.
Застолье продолжалось недолго по кавказским меркам, всего-то часа два, и кортеж двинулся дальше, но вскоре остановился в красивом ущелье возле ресторана “Эшера”. Довольно пожилой Липпман уже освоился и держался вполне нормально. И это застолье он достойно выдержал, а вскоре кортеж прибыл в Сухуми.
Липпману сказали, что он может отдохнуть часа три, а потом будет лёгкий ужин в ресторане “Амра”. Липпман даже не отнекивался, но попросил, чтобы ужин был действительно лёгким. Ага!
В ресторане дорогого гостя встречало уже всё руководство Абхазии, стол был накрыт по полной программе плюс местный ансамбль песни и пляски. Бедный Липпман не выдержал бы этого ужина, если бы сопровождающие его лица не намекнули Бгажбе, что завтра американского журналиста ждёт дорога в Пицунду, а потом продолжительное интервью с Хрущёвым.
Липпмана на время оставили в покое, но утром всё началось сначала. Только тут американец не выдержал и категорически запротестовал.
В Пицунде у Липпмана была длительная беседа с Хрущёвым, во время которой Американский журналист с юмором рассказывал о своих гастрономических приключениях на местной земле. Хрущёв же только улыбался и разводил руками:
"Что поделаешь: такие здесь живут люди, такие здесь обычаи!"


Как Хрущёв лаял

Когда Хрущёв был в США, ему довелось участвовать в телевизионном интервью с известным американским продюсером Дэвидом Сасскайндом (1920-1987). На каждый вопрос Хрущёв отвечал чуть ли не лекцией, а когда Сасскайнд пытался встрять в поток красноречия генсека, тот его сразу прерывал:
"Молодой человек, вы послушайте, послушайте, что я вам скажу, и тогда вы поймёте..."
Спасали американцев только рекламные паузы, о которых Хрущёв был предупреждён заранее, но генсек был такими перерывами недоволен и немного нервничал. Во время одной из рекламных пауз к Хрущёву подошёл Аджубей и сказал ему, что сейчас идёт реклама организации, проводящей “Неделю порабощённых наций”. К таким нациям относились страны Восточной Европы, большая часть союзных республик из состава СССР, и много других стран.
Хрущёв помрачнел, но взорвался не сразу. Сначала он начал пространно рассуждать о борьбе СССР за мир и одновременно разоблачать империалистическую политику США. Это было очень скучно, и Сасскайнд попытался немного оживить передачу вопросом:
"Когда вы всё это говорите, вы не считаете, что лаете на луну?"
Так звучал этот вопрос в буквальном переводе, но на английском языке словосочетание “лаять на луну” означает примерно то же, что “ломиться в открытую дверь”, то есть излагать очевидные вещи.
Высококвалифицированный переводчик должен был знать, что это идиоматическое выражение и дать соответствующий вариант перевода для Хрущёва, но он растерялся и сделал буквальный перевод.
Что тут началось!
Хрущёв начал заводить сам себя, постоянно повышая голос:
"Вам вообще кто-то тут из профессиональных антисоветчиков подсунул провокационные вопросы. А вы, вместо того чтобы слушать меня, пытаетесь обвинить в том, что я как собака приехал сюда лаять. И вообще, молодой человек, выкиньте вы весь этот мусор из своей головы".
Хрущёв стал говорить, что он глава правительства великой державы, а не собака, которая “приехала сюда лаять”. Он приехал в США, чтобы обсуждать важные вопросы, и не потерпит, чтобы его оскорбляли перед американскими телезрителями.
С большим трудом Сасскайнду удалось успокоить Хрущёва, задав ему новый удобный для того вопрос. Хрущёв сразу же успокоился:
"Ну, вот это другое дело. Это я вам сейчас объясню..."
Примечание.
Алексей Иванович Аджубей (1924-1993) был зятем Хрущёва и главным редактором газеты “Известия”. В те годы по стране ходила такая шутка:
"Не имей сто рублей, а женись как Аджубей".


Эскимо

Многие люди старшего поколения очень хорошо помнят молочное эскимо на палочке, которое пользовалось большой популярностью у советского народа из-за дешевизны и отменных вкусовых качеств. Мало кто знает, что технологию изготовления этого продукта в СССР привёз Микоян после своей поездки в США в 30-х годах XX века.

Май фрэнд

Во время поездки в США в 1959 году Хрущёв выучил два слова по-английски, “май фрэнд”, и постоянно с этими словами обращался к президенту Эйзенхауэру. Чувствовалась взаимная симпатия глав двух государств.
Через год, после инцидента с самолётом-разведчиком "U-2", отношения с США испортились, и Хрущёв стал часто повторять:
"Тоже мне, май френд нашёлся! Откуда ты взявся и на хрен мне сдався?!"


На чём летать?

Во время визита Хрущёва в США остро встал вопрос о полётах высокого гостя по стране. Хрущёв настаивал на том, чтобы летать на своём советском самолёте, к которому он очень привык.
Американцы опасались, что полёты советского самолёта над штатами будут использованы для воздушного шпионажа, и предлагали Хрущёву свои самолёты. Эйзенхауэр даже предлагал Хрущёву свой личный “Боинг-707” с максимальным уровнем комфорта.
Переговоры грозили затянуться, и Эйзенхауэр отступил:
"Я не вижу причин, по которым господин Председатель не мог бы воспользоваться для полётов своим самолётом".
Встретив такую любезную уступчивость со стороны хозяев, Хрущёв снял свои возражения, и все полёты по США совершал на американских самолётах.

Кстати, о самолётах

В своих воспоминаниях Хрущёв пишет о том, что когда он прилетел в США на новом “ТУ-104”, ему пришлось 40 минут просидеть на борту самолёта, так как у американцев не нашлось трапа нужной высоты, и они вынуждены были наращивать свои трапы.
Подобный инцидент, действительно, имел место, но не во время визита Хрущёва в США, а за несколько месяцев до этого визита. Тогда “ТУ-104” с большой командой специалистов и самим Андреем Николаевичем Туполевым (1888-1972) на борту совершал пробный полёт через Атлантический океан в США. Вот тогда и произошёл этот инцидент с низкими трапами, а к визиту Хрущёва в США все подобные вопросы были успешно разрешены. Просто, когда Хрущёв диктовал свои мемуары, эти два события совместились у него во времени.

Сталин и другие. Вып. 10

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: