Галопом по Европам. Вып. 6


Анекдоты № 668 от 30.11.2012 г.




Спасибо, Франция!

Свою любовницу графиню Дюбарри (1746-1793) король Людовик XV (1710-1774) любил угощать кофе, который варил сам. Каждый раз, получая чашечку божественного напитка, графиня говорила:
“Merci, la France!”


Возвышение Томаса Уолси

Томас Уолси (1473-1530) был сыном мясника, но в 1498 году он принял сан, и вскоре ему удалось поступить на королевскую службу. Король Генрих VII (1457-1509) ценил предприимчивых и ловких людей. Вначале Уолси выполнял различные мелкие поручения. Звёздный час для Уолси наступил, когда король отправил его в Брюссель к императору Максимилиану I (1459-1519) с деликатным дипломатическим поручением. Уолси очень быстро и успешно справился с королевским поручением, так что сумел приятно удивить Генриха VII, который поинтересовался:
"Вы были в Брюсселе? Но как же вы управились так быстро? Ведь только три дня назад я отправил к вам курьера..."
Уолси скромно потупился:
"Я встретил его на обратном пути".
Король достойно оценил таланты молодого человека и сделал его деканом Линкольнского собора и назначил раздавателем королевской милостыни.

Пополнение казны

Вершины своей карьеры Томас Уолси достиг при Генрихе VIII (1491-1547), который в 1515 году сделал его кардиналом и назначил на должность канцлера королевства.
Английские короли частенько нуждались в средствах, и Генрих VIII не был исключением. Хотя канцлер Уолси и произвёл перепись населения страны и составил опись имуществ, с которых полагалось взимать налоги, средств на военные расходы катастрофически не хватало.
Тогда от имени короля Уолси потребовал от парламента разрешения на заём в размере 800 тысяч фунтов стерлингов, но получил решительный отказ.
Генрих VIII был разочарован и разозлён. Он вызвал к себе спикера парламента, ласково поприветствовал его и, положив ему руку на плечо, прошептал:
"Если завтра же вы, милейший мой, и все подобные вам упрямцы не подадите голосов за выдачу требуемой мною субсидии - всем головы долой!"
На следующий день затребованная королём сумма была вотирована парламентом.

Происхождение гугенотов

Вот одна из версий происхождения слова “гугенот”.
Ко двору короля Франциска I прибыла делегация из Германии, чтобы походатайствовать за преследуемых во Франции лютеран. Свою речь их делегат начал фразой:
“Huc nos venimus...” ("Мы сюда пришли...")
Это начало так развеселило всех придворных, что германских посланников сразу же стали называть “гукносами”. Немного позднее это прозвище распространилось на всех лютеран и кальвинистов, последовательно переходя в формы “гугнот” и, наконец, “гугенот”.

Первые шаги Екатерины Медичи

Екатерина Медичи (1519-1589) в 1533 году была выдана замуж за герцога Генриха Орлеанского (1519-1559), второго сына короля Франциска I (1494-1547). Шансы стать королём у Генриха были не слишком велики, так как дофин Франциск (1518-1536) отличался завидным здоровьем.
Однако Екатерина Медичи оказалась очень предприимчивой дамочкой даже в свои столь юные годы. Она старалась ладить со всеми и сумела пристроить одного из своих любимчиков, некоего Себастьяна Монтекукколи, на должность мундшенка (виночерпия) к дофину. Ловкий итальянец сумел завоевать доверие дофина, который не мог нарадоваться на расторопного и услужливого придворного.
Но вот летом 1536 года дофин отправился в Лион на отдых. Там он развлекался игрой в мяч и однажды, вспотев, выпил стакан холодной воды, которую ему подал подоспевший итальянец. Вскоре после этого дофин Франциск заболел и через пять дней умер от воспаления лёгких, которое в те времена лечить ещё не умели.
Дело вроде бы обычное, но у короля возникли какие-то подозрения, и он велел арестовать Монтекукколи и подвергнуть его пыткам в связи со смертью дофина. Под пытками итальянец показал, что отравил дофина по указанию ближайшего окружения императора Карла V (1500-1558), но никаких дальнейших подробностей вытащить из него не удалось – верный мундшенк держался стойко.
Отравителя, естественно, четвертовали, а муж Екатерины Медичи, Генрих Орлеанский, был объявлен дофином и впоследствии стал королём Генрихом II.
Стоит заметить, что большинство врагов и соперников/соперниц Екатерины Медичи впоследствии умирали от воспаления лёгких. Прямо, эпидемия какая-то гуляла по Франции...

Мария Туше

Фавориткой короля Карла IX (1550-1574) с 1568 года была красивая фламандка Мария Туше (1549-1638) из Орлеана. Король очень сильно привязался к своей любовнице, особенно после рождения ею первого сына, а она не злоупотребляла этой привязанностью в пользу своих родственников или друзей.
Когда шли переговоры о женитьбе Карла IX на Елизавете Австрийской (1554-1592), Мария Туше взглянула на портрет австрийской принцессы и сказала:
"Эта немка мне не опасна!".
Она оказалась права.

Разоблачение и прощение

Страсть Карла IX к Марии Туше была столь велика, что её не смогла охладить даже неверность его возлюбленной.
Дело в том, что до короля эта Мария была любовницей некоего Монлюка, а, став фавориткой короля, она продолжала вести с ним опасную переписку. Карлу IX донесли об этом, и он придумал хитрый план, чтобы убедиться в неверности своей пассии. Во время одного из пиров в зал под видом музыкантов были призваны несколько очень ловких карманников, которые срезали кошельки у всех присутствовавших дам. В кошельке своей фаворитки король обнаружил письмо от Монлюка и устроил Марии Туше сцену ревности.
К счастью нашей дамы, в письме не оказалось никаких порочащих её честь намёков, а она поклялась никогда больше не иметь дела с Монлюком. Своё слово Мария Туше сдержала, а король привязался к своей фаворитке ещё крепче.

Ерунда!

Через три дня после Варфоломеевской ночи Карл IX в сопровождении Екатерины Медичи и толпы придворных приехал полюбоваться на труп адмирала Колиньи, который был подвешен в Монфоконе. Кто-то заметил, что от трупа идёт сильное зловоние, но король только рассмеялся:
"Ерунда! Труп врага всегда хорошо пахнет!"


Галопом по Европам. Вып. 5

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: