Галантные дамы былых времен. Вып. 21


Анекдоты № 684 от 22.03.2013 г.




Первая попытка мадемуазель де Гиз

У герцога Генриха I де Гиза (1550-1588) по прозвищу “Меченый” была дочь Луиза-Маргарита, позднее ставшая известной как принцесса де Конти (1577-1631). Эта девица с юных лет прославилась своей красотой и потеряла невинность задолго до замужества.
Первую попытку предпринял барон де Живри (1560-1594). Он договорился с юной прелестницей о любовном свидании и ночью полез к ней через окно по верёвочной лестнице. А Луиза-Маргарита решила подшутить над своим кавалером и переоделась монахиней; возможно, чтобы усилить любовные чувства своего кавалера. Шутка, однако, оказалась неудачной, так как де Живри от неожиданности так и не смог приступить к своим обязанностям. Второго свидания де Живри уже не получил, но и мадемуазель де Гиз больше не переодевалась монашкой.

Накололась за работой!

Свой первый сексуальный опыт мадемуазель де Гиз получила от графа де Бельгарда (1562-1646, герцогом он стал в 1619 г.).
Рассказывают, что это произошло в спальне её матери герцогини Екатерины де Гиз (1548-1633), более известной в истории как Екатерина Клевская или Катрин де Клев. Герцогиня захотела спать и велела задёрнуть полог своей постели. В этой комнате ещё находились Мария-Луиза, граф де Бельгард и девица Луиза де Витри (?-1608). Девушки вышивали.
Бельгард подождал, пока герцогиня уснёт, и приступил к делу. В первый момент мадемуазель де Гиз невольно вскрикнула. (Если вы помните, уважаемые читатели, так в первый раз иногда бывает.) Герцогиня проснулась и поинтересовалась, в чём дело, на что девица де Витри скромно ответила:
"Да нет, ничего, просто мадемуазель накололась за работой".
После этого Мария-Луиза стала столь активно вести себя с мужчинами, что только под давлением короля Генриха IV принц де Конти (1558-1614) женился на ней. Правда, говорят, что Франсуа де Бурбон, принц де Конти, был очень глуп.

Никогда!

Однажды Мария-Луиза, уже принцесса де Конти, стала просить своего брата Карла Лотарингского (1571-1640, герцог де Гиз с 1588) не играть больше в карты, так как он слишком много проигрывал господину де Бельгарду. Герцог де Гиз ответил:
"Сестрица, я перестану играть, когда вы перестанете заниматься любовью".
В оригинале это прозвучало намного грубее.
Принцесса де Конти на это только рассмеялась:
"Ах, негодник! Значит, он никогда не перестанет!"


Толстушка Марго

Королева Маргарита Наваррская (1553-1615), более известная как “королева Марго”, с годами очень сильно растолстела. К тому же, она довольно рано облысела и поэтому постоянно носила белокурый парик с золотистым отливом. Для придания себе большей статности королева Марго вставляла в свои платья по бокам жестяные планки, расширявшие лиф, однако, через некоторые двери во дворце она не могла пройти.

“Король Марго”

Рассказывают, что последним любовником королевы Марго в конце её жизни стал некий музыкант Виллар, которого не следует путать с аристократами из семейства де Виллар. Этого музыканта в шутку сразу же стали называть “король Марго”. Однако наличие постоянного любовника не мешало королеве Марго оставаться очень набожной и заказывать множество церковных служб.

“Птичка” шутит

Однажды в покоях королевы Марго давали балет для избранного круга зрителей. Девица де л’Уазо без приглашения пробралась в покои королевы и даже уселась рядом с ней. Герцогиня де Рец (?-1603) возмутилась такой наглостью девушки и попросила у королевы разрешения задать ей всего один вопрос, хотя королева и советовала герцогине не связываться с этой “птичкой”.
[Oiseau по-французски означает “птица”.]
Герцогиня спросила у мадемуазель л’Уазо:
"Бывают ли у птиц рога?"
Девица не полезла за словом в карман и тут же ответила:
"Конечно, сударыня, например, у дюков".
[Duc по-французски означает и “герцог”, и “филин”.]
Королева Марго расхохоталась и сказала, что она ведь предупреждала герцогиню.

Из ваших рук...

В еще молодую королеву Марго влюбился один гасконец, барон де Салиньяк (1533-1610). Королева Марго была к нему совершенно равнодушна, так что де Салиньяк часто упрекал прекрасную даму в чёрствости. Наконец, королеве Марго всё это надоело, и она спросила барона:
"А чем могли бы вы доказать мне вашу любовь?"
Де Салиньяк уверенно ответил:
"Нет ничего такого, чего бы я не сделал".
Королева Марго коварно уточнила:
"Даже приняли бы яду?"
Гасконец де Салиньяк был молод, пылок и уже не мог отказаться от своих слов:
"Да, лишь бы вы позволили мне умереть у ваших ног!"
Тогда королева Марго согласилась назначить де Салиньяку день свидания и велела своему лекарю приготовить для него сильнейшее слабительное. Предлагая обожателю “яд”, Марго поклялась, что она вернется прежде, чем “яд” подействует.
Де Салиньяк быстро проглотил приготовленное для него снадобье, а Марго заперла его в специально подготовленную комнату и удалилась.
Через два часа комнату открыли...

Нелепость в постели

Маркиза Катрин де Рамбуйе (1588-1665) любила говорить, что нет ничего нелепее мужчины в постели. Следует учесть, что она имела ввиду ночной колпак, который тогда было принято надевать для сна.

Галантные дамы былых времен. Вып. 20

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: