Александр II: анекдоты об императоре и его окружении. Часть VIII. Княгиня Юрьевская


Анекдоты № 697 от 21.06.2013 г.




Не сдержался

Граф Пётр Андреевич Шувалов (1827-1889) в одном частном разговоре назвал Долгорукову “девчонкой”. Об этом сразу же донесли императору, и придворная карьера графа Шувалова на этом закончилась. Его отправили послом в Лондон, а с 1879 года он и вовсе не занимал никакой должности.

Александр Михайлович на бале

Великий князь Александр Михайлович (1866-1933), внук Николая I и сын великого князя Михаила Николаевича (1832-1909), в своих мемуарах описывает бал, на котором он впервые увидел княгиню Юрьевскую:
"Когда пробила полночь, танцы прекратились, и Государь, в том же порядке, повел всех к ужину. Танцующие, сидящие и проходящие через одну из зал, часто поднимали глаза на хоры, показывали на молодую, красивую даму, и о чём-то перешёптывались. Я заметил, что Государь часто смотрел на неё, ласково улыбаясь. Это и была княгиня Юрьевская.
Граф Лорис-Меликов часто покидал залу. Возвращаясь, он каждый раз подходил к Государю и что-то докладывал ему. По-видимому, темой его докладов были те чрезвычайные меры охраны, которые были приняты по случаю бала. Их разговор заглушался пением артистов Императорской Оперы, которые своей программой, составленной из красивых, но грустных мелодий, усиливали напряжённость атмосферы и навевали тоску".


Размышления Ники

Старший сын цесаревича Александра Александровича, одиннадцатилетний Николай Александрович, тяжело переживал смерть своей бабушки Марии Александровны. В траурные дни он с удивлением видел подобострастное отношение окружающих к княжне Екатерине Михайловне Долгоруковой (1847-1922) и дедушку, Александра II, почти не отходившего от неё. Мальчик поинтересовался у матери:
"Эта дама нам родственница?"
Мария Фёдоровна (1847-1928) выдумала какую-то сказочку про бедную родственницу, вдову с детьми, которую дедушка пожалел и решил на ней жениться после смерти бабушки.
Ники не поверил объяснениям матери и сказал своему гувернёру:
"Тут что-то не так, и мне надо хорошенько поразмыслить, чтобы понять".


Происхождение княжны

Многие во дворце считали, что Екатерина Михайловна Долгорукова происходит из семейства всего лишь однофамильцев древних Долгоруковых, тех, которые вели своё происхождение от Рюрика. Сам же император считал свою Катеньку Рюриковной и гордился этим.
Когда цесаревна Мария Фёдоровна выразила своё недовольство тем, что её детям приходится общаться с детьми Долгоруковой, Александр II резко осадил любимую невестку:
"Попрошу не забывать, что вы лишь первая из моих подданных".


Легенда о предсказании

Различных сплетен в царском дворце всегда было много, но пребывание во дворце Екатерины Долгоруковой открывало новое и широкое поле для домыслов. Стали распространяться слухи о старинной вражде между семействами Романовых и Долгоруковых.
Или передавали легенду о том, что лет 200 назад некий старец предсказывал преждевременную смерть тому из царствующего дома Романовых, который женится на одной из Долгоруковых. Эта легенда подтверждалась тем фактом, что ведь молодой Пётр II умер в день, назначенный для его свадьбы с княжной Екатериной Алексеевной Долгоруковой (1712-1747). Особенно подчёркивалось имя предыдущей княжны.

Поспешный брак

Едва истекли 40 дней со дня смерти императрицы, как Александр II поспешил обвенчаться с княжной Долгоруковой. Наследника престола в эти дни в Петербурге не было. Когда министр Двора граф Александр Владимирович Адлерберг (1818-1888) узнал о намерении императора немедленно жениться, он был поражён и попросил императора немного подождать, чтобы соблюсти приличия, да и наследник будет обижен, что такое важное событие в императорской семье произошло в его отсутствие. Император был непреклонен; он сказал, что и так прождал четырнадцать лет, а наследнику он сообщит об этом несколько позже, через пару недель. Пресекая попытку дискуссии, Александр II заявил:
"Я – Государь и единственный судья своим поступкам!"


Бракосочетание

6(18) июля 1880 года в день окончания Петровского поста в Большом Царскосельском дворце состоялась довольно скромная церемония венчания Александра II с княжной Долгоруковой. Император был в голубом гусарском мундире, а княжна – в скромном светлом выходном платье. Венчание происходило в маленьком зале, окна которого выходили во двор. Кроме трёх священнослужителей, на церемонии присутствовали министр Двора граф А.В. Адлерберг, генерал-адъютанты граф Эдуард Трофимович Баранов (1811-1884) и Александр Михайлович Рылеев (1830-1907), а также доверенная дама княжны.
После окончания службы император с молодой супругой и двумя старшими детьми совершил поездку в коляске до Павловска и обратно.

Титул княгини

Вечером того же дня император издал указ, которым присваивал княжне Екатерине Михайловне Долгоруковой имя княгини Юрьевской с титулом светлейшей. Такой же титул присваивался как их трём детям, так и тем, которые могли появиться в дальнейшем.
Да, император узаконил свои отношения с княжной Долгоруковой и создал законное положение их совместным детям, но это не улучшило положения в царской семье. Все ближайшие родственники императора были возмущены тем, что Александр II не посчитал нужным соблюсти год траура по покойной императрице Марии Александровне (1824-1880).

Первая встреча

Внимательно разглядеть княгиню Юрьевскую великий князь Александр Михайлович смог на первом ужине после заключения морганатического брака императора:
"Когда Государь вошёл в столовую, где уже собралась вся семья, ведя под руку свою молодую супругу, все встали, а великие княжны присели в традиционном реверансе, но отведя глаза в сторону... Княгиня Юрьевская элегантно ответила реверансом и села на место императрицы Марии Александровны!
По любопытству я внимательно наблюдал за ней и ни на минуту не отвёл глаз. Мне нравилось грустное выражение её прекрасного лица, и я любовался великолепным блеском её роскошных светло-золотистых волос. Она была явно очень взволнована. Часто она поворачивалась к Императору и слегка пожимала его руку. Она, возможно, привлекла бы мужчин, если бы за ними пристально не наблюдали их жёны. Её усилия присоединиться к общему разговору встретили лишь вежливое молчание".


Бестактность и реакция на неё

В конце вечера произошла сцена, которая с нашей современной точки зрения вызвала неожиданную реакцию присутствующих, впрочем, ведь мы же с вами, уважаемые читатели, не принадлежим к коронованным особам или их родственникам. Итак:
"К концу ужина трое его детей были приведены их гувернанткой в столовую. Старшему мальчику Георгию было восемь лет. Он вскарабкался на колени к императору и начал играть с его бакенбардами.
"Скажи мне, Гого, как твоё имя и фамилия?" -
спросил Александр.
"Я князь Георгий Александрович Юрьевский", -
ответил мальчик.
"Хорошо, мы все очень рады с вами познакомиться, князь Юрьевский. Скажите, князь, хотели бы Вы стать великим князем?"
"Пожалуйста, Саша, не надо!" -
нервно перебила княгиня..."
Этот диалог, а особенно последняя фраза княгини Юрьевской вызвали резкое осуждения всех женщин в царской семье. Так дома Ольга Фёдоровна (1839-1891), жена Михаила Николаевича, выговаривала мужу:
"Мне неважно, что ты думаешь или делаешь, я никогда не признаю эту наглую авантюристку. Я ненавижу её. Она просто заслуживает презрения... Можно ли было себе представить, что она назовёт твоего брата “Сашей” в присутствии всех членов императорской фамилии?"


Взгляд изнутри

Немного позднее великая княгиня Мария Павловна (1854-1920), жена великого князя Владимира Александровича (1847-1909), младшего сына императора, писала брату покойной императрицы, принцу Александру Гессенскому (1823-1888):
"Эта женщина, которая уже четырнадцать лет занимает столь завидное положение, была представлена нам как член семьи с её тремя детьми, и это так грустно, что я просто не могу найти слова, чтобы выразить моё огорчение. Она является на все семейные ужины, официальные или частные, а также присутствует на церковных службах в придворной церкви со всем двором. Мы должны принимать её, а также делать ей визиты... И так как её влияние растёт с каждым днём, просто невозможно предсказать, куда это всё приведёт. И так как княгиня весьма невоспитанна, и нет у неё ни такта, ни ума, вы можете легко себе представить, как всякое наше чувство, всякая священная для нас память просто топчется ногами, не щадится ничего".


Слухи о престолонаследии

Сразу же после свадьбы Александра II с княгиней Долгоруковой по дворцу поползли разговоры о незаконном происхождении покойной императрицы; это сразу же переросло в вопрос о том, кто более достоин быть наследником престола – внук неизвестного швейцарца [цесаревич Александр Александрович] или потомок чистокровных Рюриковичей [светлейший князь Георгий Александрович Юрьевский (1872-1913)]? Ведь если покойная императрица Мария Александровна имеет сомнительное происхождение, то и её дети не имеют законных прав на Российский престол. Следовательно, такие права должны перейти к детям теперь уже Светлейшей княгини Юрьевской.
Да и сам император уже открыто стал говорить о том, что хочет сделать Георгия Александровича (своего любимого Гогу) великим князем!
Пока ещё законный наследник престола Александр Александрович тяжело переносил эти слухи и не простил княгине Юрьевской такого унижения.
Почти сразу же после гибели Александра II Светлейшая княгиня Юрьевская с детьми была вынуждена уехать заграницу, и в Россию она больше не вернулась.

В монастырь!

Княгиня Екатерина Юрьевская, морганатическая жена Александра II, перед своим отъездом заграницу сказала Александру III, что когда её дочери подрастут, они вернутся в Петербург и будут устраивать блестящие балы. Император ответил:
"На вашем месте я бы затворился в монастырь, а не мечтал о балах!"


Александр II: анекдоты об императоре и его окружении. Часть VII


(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: