Аффонсу д’Альбукерке: мореплаватель, завоеватель и администратор. Часть II


Анекдоты № 698 от 28.06.2013 г.




Значение Гоа

Письмо Аффонсу д’Альбукерке королю Мануэлу I (1469-1521) о взятии Гоа и Бенастарина помечено 23 ноября 1512 года. Это письмо заканчивается словами:
"Индия усмирена, напугана и подчинена Вашему Величеству".

После взятия Гоа Альбукерке запретил практику “сати”, то есть самосожжение жён вместе со своим покойным супругом.

Режим дня

Если Альбукерке находился в Гоа, то каждое утро он в соломенной шляпе и с тростью в руке проезжал по городу в сопровождении четырёх писарей с бумагами и чернилами. Писари записывали все приказы и распоряжения губернатора, которые он сразу же подписывал.
Во время таких поездок губернатор разрешал множество жалоб, избавляя тяжущиеся стороны от судебной волокиты.
Следует отметить, что Альбукерке в течение дня мог заниматься рассмотрением любых дел, попавших в его руки, если у него было для этого свободное время.

По вечерам Альбукерке совершал конные прогулки по Гоа и окрестностям, и свободные от службы фидалгу должны были сопровождать его, чтобы таким образом привыкнуть к местным сёдлам.

Пустынное Красное море

В 1513 году Альбукерке совершил рейд в Красное море, и португальские корабли произвели там сильное впечатление. В декабре 1513 года Альбукерке писал королю Мануэлу:
"...я могу сообщить Вашему Величеству, что ни один корабль и ни одно каноэ никогда не выходят в море, и даже птицы не осмеливаются летать, настолько Красное море напугано нашим прибытием и настолько оно стало пустынным".


Излишний энтузиазм

Но главная цель экспедиции 1513 года, взятие Адена, не была достигнута и по довольно странной причине – от излишнего энтузиазма португальцев. 26 марта 1513 года португальцы начали штурмовать эту сильную крепость, о богатствах которой среди европейцев ходили легенды. Каждый хотел первым оказаться в этом сказочно богатом городе, поэтому штурмовые лестницы оказывались перегружены солдатами и офицерами и ломались. Лестницы чинили, снова пускали в дело, и они снова ломались по той же самой причине.
Видя такое дело, Альбукерке приказал прекратить штурм и дал команду возвращаться на суда.

Болезнь и отстранение от должности

8 ноября 1515 года уже больной Альбукерке отплыл из Ормуза и где-то в Аравийском море он встретил посыльное судно из Португалии, которое несло весть о его смещении с должности губернатора Индии и приказ о возвращении в Португалию для расследования его деятельности. Мало того, что преемником Альбукерке становился Лопу Суариш (1442-1520), его злейший враг, которого он в своё время выгнал из Индии, так и те люди, которых он с позором изгонял из колоний, возвращались в Индию, получив высокие назначения.
Однако самым сильным ударом для Альбукерке было то, что король Мануэл не написал ни слова благодарности за всю его службу.
Болезнь обострилась.

Напрасные утешения

Соратники Альбукерке пытались утешить больного губернатора и говорили, что король пожалует ему новую высокую должность в Португалии, но он грустно отвечал:
"Португалия - маленькая страна. Какая тамошняя должность могла бы хоть на полтрети сравниться с должностью губернатора Индии? Я пожертвовал всё одному святому - королю. Я оторван от короля из-за людей, и оторван от людей из-за короля".


Прощание с королём

Незадолго до смерти 6 декабря 1515 года Альбукерке продиктовал секретарю письмо королю Мануэлу, которое заканчивалось так:
"Это письмо Вашему Величеству написано не моей рукой, ибо меня мучает икота – верный признак близкой смерти. То малое, чем я владею, завещаю сыну. Наши успехи в Индии говорят сами за себя, а также и за меня. Главный город Индии я оставляю во власти Вашего Величества. Единственное моё пожелание – запереть ворота проливов. Я прошу Ваше Величество не забывать, что я сделал для Индии, и помочь прославиться моему сыну".


Завещание Альбукерке

Умер Альбукерке на борту своего судна 16 декабря 1515 года, так и не добравшись до Гоа. Перед смертью он успел составить завещание, в котором с юмором обращался к своему преемнику:
"Я прошу его не продавать мои вещи с аукциона – не хочу, чтобы выставляли напоказ мои ношеные старые панталоны".
Лопу Суариш, однако, пренебрёг волей покойника и выставил его вещи на аукцион. Так как имущество покойного губернатора оказалось слишком малоценным, то этот проступок обернулся против нового губернатора и лишь способствовал росту престижа великого Альбукерке.

Испанцы удивлены

Испанский король Фердинанд II (1452-1516) в беседе с португальским послом Педро Корреа удивлялся тому, что его зять, король Мануэл, приказал Аффонсу д’Альбукерке вернуться из Индии, хотя он должен был видеть, что Альбукерке являлся великим капитаном и очень удачливым во всех войнах.

Запоздалое признание ошибки

Король Мануэл всё-таки осознал свою ошибку и в марте 1516 года, ещё до получения известия о его смерти, направил новое письмо Альбукерке, в котором благодарил отставного губернатора за службу и отменял приказ о расследовании его деятельности.
Но было уже поздно.
Получив известие о смерти Аффонсу д’Альбукерке, король воздал ему такие почести, которых тот никогда не удостаивался при жизни. Была обласкана королём и семья Альбукерке.
Кроме того, король Мануэл не позволил перевезти останки Альбукерке, захороненные в кафедральном соборе Гоа, на родину:
"Пока его кости покоятся там, где сейчас, Индия в безопасности".
Позже уже жители Гоа не захотели такого перезахоронения, так как они поклонялись праху Альбукерке и приносили на его могилу свои молитвы, цветы и масло. Только суровая папская булла, грозящая Гоа страшными карами, позволила увезти прах Альбукерке на родину, который был доставлен в Лиссабон 6 апреля 1566 года.

Аффонсу д’Альбукерке: мореплаватель, завоеватель и администратор. Часть I

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: