Анекдоты об ученых. Вып. 26. Макс Планк – часть II


Анекдоты № 715 от 22.11.2013 г.




“Определённая поддержка”

Хотя физики начала столетия в известной мере заинтересовались представлением Планка о квантах, они встречали его с глубоким недоверием. В лучшем случае его считали рабочей гипотезой.
На первом Сольвеевском конгрессе в Брюсселе в 1911 году, где Планк делал доклад “Законы теплового излучения и гипотеза элементарного кванта действия”, Анри Пуанкаре (1854-1912) весьма отрицательно высказался об идеях Планка.
То, что Арнольд Зоммерфельд (1868-1951), который вскоре после этого стал одним из создателей классической квантовой теории, держал себя “по меньшей мере нейтрально”, как сказал Макс Планк в застольной речи на праздновании своего 80-летия, было исключением, и Планк воспринял этот нейтралитет как “определенную поддержку”.

Преподаватель

О Планке-лекторе интересное свидетельство оставил один из его слушателей:
"Планк жил довольно далеко, в Груневальде, и ездил в Берлин по городской железной дороге. Его поезд часто шел параллельно с моим, который отправлялся из Шарлоттенбурга, и я мог тогда видеть Планка в купе, заполненном служащими и продавщицами, углубленного в подготовительные заметки к лекции. Во время лекции он не пользовался конспектом. Он никогда не допускал ошибок и не запинался. Очень редко доставал он заметки, бросив взгляд на доску, говорил “да” и снова прятал их. Он был лучшим докладчиком, какого я когда-либо слышал. У него не было никаких особых привычек, за исключением единственной: он клал перед собой параллельно два кусочка мела и, когда не писал, время от времени перекладывал их".


Пунктуальность

Планк всегда был так пунктуален, что по его появлению в аудитории можно было проверять часы. Лишь единственный раз, как сообщает Макс фон Лауэ (1879-1960, NP по физике 1914), Планк появился на четыре минуты раньше времени, что привлекло всеобщее внимание. Причиной было то, что он пришёл после лекции, которую читал в другом городе, и на станцию Фридрихштрассе попал раньше, чем это бывало обычно, когда он пользовался городской железной дорогой.

Религиозность

Некий регенсбургский вольнодумец письменно обратился к Планку, чтобы узнать, верны ли сообщения прессы о его переходе в католичество.
Планк 18 июня 1947 года ответил, что, будучи с давних пор настроен религиозно, он в то же время не верит в персонифицированного бога, “не говоря уже о боге христианском”. Этим он опроверг не только газетную ложь, которая, по сообщению Лауэ, очень сердила его, но одновременно разрушил легенду о том, что он воплощал в себе физика-христианина.

Планк об Эйнштейне

Свое научное достоинство Планк подтвердил заявлением, которое он сделал по возвращении из путешествия перед Берлинской Академией наук 11 мая 1933 года. Оно было занесено в протокол как завершающее дискуссию по поводу выхода Эйнштейна из Академии.
Планк заявил:
"Я полагаю, что выражаю мысли как моих коллег по Академии, так и подавляющего большинства немецких физиков, когда говорю: господин Эйнштейн не только один из многих выдающихся физиков. Господин Эйнштейн – это физик, работы которого, опубликованные в нашей Академии, были столь большим вкладом в физическую науку нашего столетия, что значение его можно сравнить только с достижениями Иоганна Кеплера и Исаака Ньютона. Я считаю необходимым сказать это, прежде всего, для того, чтобы потомки не подумали, что коллеги господина Эйнштейна по Академии были не в состоянии в полной мере постичь его значение для науки".
Иоганн Кеплер (1571-1630).
Исаак Ньютон (1643-1727).

В годы нацизма

Йоханн Штарк (1874-1957, NP по физике 1919) ругал Планка, так же как и Лауэ и Гейзенберга, называя его “белым евреем”.
В 1938 году из-за подобной травли Планк вынужден был оставить пост президента Берлинской Академии наук.
Вторая мировая война очень тяжело задела учёного. Его сын Эрвин, состоявший на дипломатической службе, 20 июля 1944 года был арестован как соучастник заговора графа Штауффенберга и в январе 1945 года казнён, несмотря на просьбы о помиловании своего знаменитого отца.
В начале февраля 1945 года Макс Планк писал Арнольду Зоммерфельду:
"Меня лишили моего ближайшего и лучшего друга. Я стараюсь собрать все силы, чтобы свою будущую жизнь заполнить разумной, честной работой".


Последние дни

Бывший ассистент Планка, а позднее издатель журнала "Натурвиссеншафтен" Эрнст Ламла (1888-1986) писал:
"Когда я после долгого перерыва вновь увидел его в июле 1947 года, немногим больше, чем за два месяца до его смерти, он сидел (это было между восемью и девятью часами вечера) на софе, перед ним стоял стаканчик вина, и он с наслаждением курил сигару. Уже сгорбленный и не такой бодрый, как раньше, он всё же внимательно следил за разговором и время от времени вставлял меткие замечания".
До последнего дня, как сообщают друзья, он ежедневно, как и раньше, один час играл на рояле.
Макс Планк умер 4 октября 1947 года в Гёттингене, полугода не дожив до девяноста лет.

Анекдоты об ученых. Вып. 25. Макс Планк – часть I

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: