Анекдоты об ученых. Вып. 27. Русские химики


Анекдоты № 716 от 29.11.2013 г.




В 223 выпуске Исторических Анекдотов я уже рассказывал о профессоре Иване Алексеевиче Каблукове (1857-1942), послужившем одним из прототипов Человека Рассеянного у С.Я. Маршака. Вот ещё несколько историй о И.А. Каблукове.

Кто булькает?

На одной из лекций И.А. Каблуков рассказывал о хлоре и демонстрировал установку для его получения. В самом начале этой лекции профессор сказал:
"Хлор открыл Шееле".
Потом он указал на установку и добавил:
"Вон он булькает".
Карл Вильгельм Шееле (1742-1786) — выдающийся шведский химик-самоучка, прославился как несравненный экспериментатор, открыл множество неорганических и органических веществ. Шееле является единственным членом Шведской королевской Академии наук, не получившим высшего образования.

Опыт с осадком

Однажды профессор Каблуков проводил перед Аудиторией какой-то опыт с выпадением осадка. Он налил в пробирку один из реагентов, потом, держа пробирку в одной руке, долил второй реагент, и чтобы получше рассмотреть результат опыта решил надеть очки. Очки профессор надевал всегда двумя руками, содержимое пробирки вылилось ему за воротник, а Каблуков с удивлением смотрел на пустую пробирку.
Реагенты и продукт реакции, к счастью, оказались совершенно безопасными.

Мендельшуткин

20 января (2 февраля) 1907 года умер Дмитрий Иванович Менделеев. От Московского университета на похороны в Петербург ездил И.А. Каблуков. Вернувшись, Каблуков докладывал коллегам о прощании с великим химиком, вспомнил о научных достижениях Менделеева, и вдруг неожиданно заметил:
"Тут, кстати, умер и Меншуткин..."
Внезапно профессор понял, что он сказал что-то не то, окончательно запутался, и далее стал рассказывать о каком-то Мендельшуткине.
Профессор Николай Александрович Меншуткин (1842-1907) умер в Петербурге в эти же дни, 23 января (5 февраля). Меншуткин в 1868 году был одним из основателей Российского химического общества, а в марте 1869 года от имени Менделеева он сделал доклад о его Периодическом законе.
Так что ошибка Каблукова вполне понятна и простительна.

Охладился

Академик и генерал-майор Иван Людвигович Кнунянц (1906-1990) однажды очень резко поговорил с одним из своих сотрудников, и, выходя из лаборатории, очень сильно хлопнул дверью. Висевший за дверью огнетушитель сорвался с крепления, ударился об пол и охладил разбушевавшегося учёного.

Пуговица в стопке

Академик Пётр Александрович Ребиндер (1898-1972) на химфаке МГУ заглянул в одну из лабораторий и попал на какую-то вечеринку. Ему тут же налили стопку водки, академик выпил и обнаружил на дне стопки какую-то пуговицу. Ребиндер сразу же отреагировал:
"Надеюсь, не от кальсон!"


Отвечать надо быстро

На одном из приёмов академик Николай Николаевич Семёнов (1896-1986, NP по химии 1956) подошёл к драматургу Александру Евдокимовичу Корнейчуку (1905-1972) и сказал:
"Да, Корнейчук, вы — не Шекспир".
Корнейчук сразу не нашёлся, что ответить, но через некоторое время он подошёл к Семенову и заявил:
"А вы не Ньютон, Николай Николаевич!"
Семёнов расхохотался:
"Правильно, но отвечать надо было сразу, а не через час!"


Русский коктейль

Однажды Иван Васильевич Березин (1923-1987), декан химфака МГУ, готовился к приезду коллеги из США и купил для гостя литровую бутылку фруктового сока. Аспиранты Березина отлили половину сока и долили в бутылку спирт.
После лекции американский гость попросил попить, Березин налил гостю стакан сока и с изумлением увидел, что американец стал очень быстро косеть, заявив:
"О, гуд рашен коктейл!"


Спасение тенора

Однажды в Крыму Семён Исаакович Вольфкович (1896-1980), будущий академик, но уже доктор химических наук, увидел тонущего человека, бросился в воду и спас бедолагу. Им оказался знаменитый певец Иван Семёнович Козловский (1900-1993). Певец и учёный не только познакомились таким оригинальным образом, но и оставались друзьями долгие годы.

Будённый и Академия наук

В конце 30-х годов на одном из совещаний у Сталина обсуждался вопрос о присуждении Семёну Михайловичу Будённому звания почётного члена Академии наук СССР — за выведение будённовской породы лошадей.
Возражений, естественно, почти ни у кого не было, только Сергей Васильевич Кафтанов (1905-1978), бывший тогда председателем Всесоюзного комитета по делам высшей школы, сказал:
"Семён Михайлович — маршал, герой страны, широко известный человек, у него множество различных наград. Что ему добавит членство в Академии наук?"
Сталин ненадолго задумался, а потом сказал Кафтанову:
"Вот вы и объясните Будённому, почему ему не надо быть в Академии наук".
Будённый был в курсе обсуждавшегося вопроса, но Кафтанов нашёл очень удачный выход из трудного положения.
Он рассказал Будённому, что члены Академии наук должны ежемесячно выступать с научными докладами и лекциями.
Услышав такую новость, Будённый занервничал, а потом сказал:
"Зачем мне эта честь? Всё у меня есть, все меня знают. Отказываюсь".


Одна мать — два знаменитых химика

Профессор Лев Александрович Чугаев (1873-1922) в 1907 году в Петербурге встретился с академиком Владимиром Николаевичем Ипатьевым (1867-1952). Во время беседы они случайно узнали, что являются единоутробными братьями, так как их мать, Анна Дмитриевна, после развода с архитектором Николаем Алексеевичем Ипатьевым (1839-1890), вышла замуж за преподавателя физики Александра Фомича Чугаева.

Анекдоты об ученых. Вып. 26. Макс Планк – часть II


(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: