Заметки и анекдоты из истории звукозаписи. Часть I


Анекдоты № 718 от 13.12.2013 г.




Граммофон и пластинка

Звук на твёрдой поверхности научился фиксировать ещё Эдисон, но революцию в искусстве звукозаписи произвёл выдающийся изобретатель Эмиль Берлинер (1851-1921). В 1887 году он предложил новый метод звукозаписи и запатентовал граммофон. Теперь амплитуда звуковых колебаний стала прочерчиваться пером по поверхности барабана, а не в глубину воскового слоя. В 1896 году Берлинер изобрёл плоскую граммофонную пластинку.
После этого Берлинер объединился с автомехаником Элдриджем Джонсоном (1867-1945), который создал удачный двигатель и привод для проигрывания грампластинок. Вместе они основали первую кампанию по выпуску граммофонов – “Victor Talking Machine Company”.

Фред Гайсберг

Но ещё до этого, в 1893 году Берлинер познакомился с Фредом Гайсбергом (1873-1951), который теперь организовал первую студию грамзаписи.
В 1898 году Берлинер перевёл Гайсберга в Лондонский филиал своей компании. Существуют и другие версии появления Гайсберга в Европе, во всяком случае, он стал там ведущим специалистом по звукозаписи.

Первый триумф грамзаписи

Первые записи музыкальных произведений были очень низкого качества, значительно искажали звук, который сопровождался многочисленными шумами и потрескиваниями.
Считается, что первые удачные грампластинки вышли в 1902 году, когда Фред Гайсберг записал десять арий в исполнении Энрико Карузо (1873-1921).
История создания этих записей достаточно любопытна.
В марте 1902 года Гайсберг в “Ла Скала” услышал, как поёт толстый и некрасивый тенор, был пленён его талантом и предложил Карузо сделать несколько записей.
Карузо уже подписал контракты на выступления в “Ковент-Гарден” и “Метрополитен-Опера”, поэтому запросил невероятную по тем временам сумму – за десять арий он потребовал 100 фунтов.
Гайсберг обратился за разрешением в Лондон, но получил строжайший запрет на запись, так как руководители филиала посчитали запросы Карузо чрезмерными.
Всё-таки Гайсберг на свой страх и риск сделал эти записи. И не прогадал.
К концу 1902 года популярность грампластинок невероятно выросла, а Энрико Карузо стал мировой знаменитостью – не только благодаря своим выступлениям в “Ковент-Гарден”, но именно из-за разошедшихся огромными тиражами грампластинок с записями его голоса.

А музыка?

Если с воспроизведением голосов дела стали обстоять, скажем, удовлетворительно, то качество воспроизведения музыкальных инструментов и оркестров оставалось на очень низком уровне. Когда первые восторги, связанные с грамзаписями поутихли, стало ясно, что без прорыва в качестве воспроизведения музыки не обойтись, иначе вся индустрия, связанная с грамзаписями рухнет. Уныние доходило до такой степени, что сам Гайсберг подумывал о выходе из игры.

Прорыв, но...

Только в 1925 году компания “Bell” разработала электрический метод записи звука, который позволил добиться хорошего качества звучания музыкальных инструментов, не говоря уже о голосах.
Однако остро встала проблема с продолжительностью звукозаписи на одной стороне пластинки, которая практически не могла превышать четырёх минут. Поэтому исполнителям при записи длительных музыкальных произведений приходилось придумывать различные паузы для того, чтобы пластинку можно было перевернуть или заменить.

Демонстрация фон Караяна

В 1926 году продажи электрических проигрывателей и грампластинок стали составлять астрономические суммы. Качество звукозаписей настолько восхищало людей, что в Зальцбурге молодой Вольфганг фон Караян (1906-1987), старший брат знаменитого в будущем дирижёра Герберта фон Караяна (1908-1989), решился на дерзкий поступок. Он притащил на городской мост проигрыватель собственного изготовления (и конструкции) и включил его на полную мощность. Через несколько минут все прилегающие к мосту территории были заполнены толпами людей, которые хотели услышать чудесные звуки.
Герберт фон Караян написал:
"Люди были ошеломлены. Настоящая музыка, льющаяся из какого-то ящика, создала сенсацию".
Однако полицейские не разделяли восторгов публики и приказали Вольфгангу немедленно убрать свой ящик.

И соловей...

Артуро Тосканини (1867-1957), когда был художественным директором “Ла Скала”, дирижировал на премьере симфонической поэмы Отторино Респиги (1879-1936) “Пинии Рима”, который включил в своё произведение пение соловья. За соловья пришлось отдуваться грампластинке.

HMV и EMI

Несколько последовательных реорганизаций звукозаписывающих компаний привели к тому, что Гайсберг в 1921 году создал HMV (“His Magic Voice”).
Основным конкурентом HMV на рынке грамзаписей была компания “Colambia Records”. Однако после кризиса 1929 года, когда продажи пластинок в США упали со 104 миллионов экземпляров до 6 миллионов, эти конкурирующие компании решили объединиться и создали компанию EMI (“Electrical and Music Industries, Ltd”). Однако объёма продаж 1929 года компании EMI удалось достигнуть только через тридцать лет на волне рок-н-ролла.

Abbey Road

В 1931 году студия EMI купила в Лондоне в квартале Сент-Джонс-Вуд на улице Abbey Road дом в викторианском стиле и устроила там комплекс студий грамзаписи.
Да, и Битлы тоже там записывались!

Тосканини а Палестине

Артуро Тосканини ещё в 1922 году разочаровался в идеях фашизма (итальянского), а когда в 1933 году в Германии к власти пришёл Гитлер, его антифашизм перешагнул границы Италии. Он даже предпринял довольно рискованную поездку на теплоходе в Палестину, чтобы дирижировать оркестром, состоявшим из беженцев-евреев.

Миллион пластинок

Мюзикл Ричарда Ч. Роджерса (1902-1979) и Оскара Хаммерстайна-младшего (1895-1960) “South Pacific”, созданный в 1949 году, имел бешеный успех. Он только на Бродвее прошёл 1900 раз и 2700 раз в Лондоне, а компания “CBS Masterworks” продала миллион комплектов грампластинок с записями этого мюзикла. Ура! Однако, первым добился подобного успеха Глен Миллер (1904-1944) в 1942 году со своим хитом “Поезд на Чаттанугу”.

Анекдоты из жизни музыкантов. Вып. 9

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: