Прекрасная Франция. Вып. 23. Из эпохи Людовика XIII


Анекдоты № 731 от 14.03.2014 г.




“Дворец бутылки”?

Однажды Леон де Бутийе, граф де Шавиньи (1608-1652), захотел переименовать дворец Сен-Поль в дворец Бутийе и сделать соответствующую надпись над воротами. Кардинал де Ришелье (1585-04.12.1642) высмеял намерение своего приятеля:
"Все швейцарцы станут ходить туда пьянствовать: они решат, что это значит “Дворец бутылки”".
Игра созвучий: Bouthiller – фамилия графа; bouteille – бутылка; bouteiller – виночерпий.

Стихи!

Александр Дюма-отец в своих романах несколько раз отмечал любовь кардинала де Ришелье к сочинению стихов.
Известный французский драматург Жан Демаре (1595-1676), один из первых членов французской Академии (кресло № 4), с 1626 года стал доверенным лицом кардинала Ришелье. Однажды, застав кардинала за написанием каких-то бумаг, он получил неожиданный вопрос от Ришелье:
"Как вы думаете, что доставляет мне наибольшее удовольствие?"
Демаре не мог видеть, над чем работает кардинал, и решил на всякий случай подольститься:
"Печься о благе Франции".
Довольный Ришелье оторвался от бумаг:
"Отнюдь! Сочинять стихи".


Неуклюжий сторонник

Однажды на заседании Парижского Парламента некий господин Талон, помощник прокурора, в присутствии короля Людовика XIII (1601-14.05.1643) стал вовсю расхваливать деятельность кардинала Ришелье.
Раздосадованный такой неуклюжей услугой, Ришелье, выходя из палаты, сказал:
"Господин Талон, вы не сделали сегодня ничего ни для себя, ни для меня".


Я – судейский!

Адвокат Парижского Парламента Мишель Ланглуа (?-1668) однажды докладывал кардиналу Ришелье какое-то дело, и всё время обращался к нему “сударь”. Льстецы из окружения кардинала начали подсказывать ему:
"Говорите Монсеньёр!"
Ланглуа, однако, словно не слыша, продолжал говорить с прежним обращением к кардиналу.
Ришелье внимательно слушал адвоката, однако ему с трудом удавалось сдерживать смех, видя неудачные попытки людей из своего окружения.
Закончив изложение своего дела, Ланглуа сказал:
"В суде, при обращении, мы всегда говорим только “сударь”. Я – судейский и другого обращения не знаю".


Пора отваливать

Луи д’Астарак де Фонтрай (1605-1677), маркиз де Марестан, был близким другом маркиза Анри де Сен-Мара (1620-12.09.1642) и участвовал в составлении заговора против Ришелье. Он первым почувствовал надвигающуюся на заговорщиков опасность и предложил Сен-Мару:
"Сударь, пора вам спасаться".
Сен-Мар не поверил Фонтрею, так как был уверен в твёрдости своего положения, и отказался бежать.
Фонтрай на это с горькой усмешкой сказал:
"Что до вас, сударь, вы будете ещё достаточно высокого роста и после того, как вам снесут голову с плеч, а я, право же, слишком мал для этого".
Он переоделся в одежду капуцина и успел бежать до начала арестов.

Де Тревиль

Когда король Людовик XIII лично допрашивал Сен-Мара, тот заявил, что заговорщики стремились устранить кардинала Ришелье. Король указал на стоявшего неподалёку де Тревиля (1598-1672) и гневно сказал:
"Господин Главный! Вот человек, который избавит меня от кардинала, как только я этого захочу".
[Сен-Мар был главным конюшим при дворе короля, и его многие называли господин Главный.
Де Тревиль был капитан-лейтенантом роты конных мушкетёров, командиром которой считался сам король.]

Отставка де Тревиля

Кардиналу Ришелье немедленно донесли о подобном высказывании короля, и он решил удалить де Тревиля от двора. Кардинал плохо себя чувствовал и поручил графу де Шавиньи добиться от короля смещения де Тревиля с его должности.
Король довольно спокойно возразил посланнику кардинала:
"Но, господин де Шавиньи, поймите же, что это может пагубно отразиться на моей репутации: де Тревиль хорошо мне служил, он носит на теле рубцы – следы этой службы, он мне предан".
Шавиньи попытался настаивать:
"Но, Государь, поймите также и вы, что кардинал тоже хорошо вам служил, что он предан, что он необходим вашему государству, что не подобает класть на одни весы де Тревиля и его".
Однако король не хотел лишаться верного служаки и отказал Шавиньи.
Когда кардинал узнал о неудаче миссии Шавиньи, он гневно сказал своему порученцу:
"Как, господин де Шавиньи! И это всё, чего вы добились от Короля? И вы ему не сказали, что это необходимо? У вас закружилась голова, господин де Шавиньи, голова у вас закружилась".
Как ни уверял кардинала Шавиньи, что он сделал всё возможное, чтобы убедить короля принять нужное кардиналу решение, Ришелье ему не поверил.
Пришлось кардиналу вставать с постели и лично явиться к королю для объяснений. Только после этого король уступил и отправил де Тревиля в отставку.
Однако буквально на следующий день после смерти Ришелье король вернул де Тревилю должность капитан-лейтенанта роты королевских конных мушкетёров.

Кому верить?

Когда герцогиня д’Эгийон (1604-1675), племянница Ришелье, вошла к умирающему кардиналу, она с волнением сказала ему:
"Сударь, вы не умрёте: одной благочестивой монахине, доброй кармелитке, было о том явление".
Ришелье только усмехнулся на эти слова:
"Полноте, племянница, всё это смешно. Надобно верить только Евангелию".


Почти кентавр

Антуан де Плювинель (1552-1620) считается создателем французской школы верховой езды, которую он создавал во время правления королей Генриха III и Генриха IV. Он был назначен одним из воспитателей дофина, будущего короля Людовика XIII, и обучал его верховой езде.
Про пожилого Плювинеля в шутку говорили, что он похож на кентавра Хирона – из-за его огромной задницы.

Прекрасная Франция. Вып. 22. Из эпохи Людовика XIII

(Продолжение последует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: