Альберт Артурович Иедлинский – генерал-острослов. Часть II


Анекдоты № 738 от 02.05.2014 г.




Как узнать генерала?

В 1855 году генерал Николай Николаевич Муравьёв (1794-1866), будучи наместником на Кавказе, инкогнито прибыл в Пятигорск. Генералы кавказской армии тогда носили папахи с красным верхом и красные штаны, которые ввели сравнительно недавно. Иедлинский тогда был ещё в чине полковника и командовал казачьим линейным полком, а потому тоже носил папаху с красным верхом.
Прогуливаясь по Пятигорску, Муравьёв увидел Иедлинского, присел рядом с ним и завёл беседу. Так как на его собеседнике была папаха с красным верхом, то Муравьёв постоянно повторял “Ваше Превосходительство”.
Иедлинский не выдержал и высказался в своей обычной манере:
"Позвольте вам доложить, что я не “Ваше Превосходительство”, но полковник. Теперь узнают генералов не по головам, а по жопам".


Всевидящее зерцало

Зерцалом в императорской России, помимо обычного зеркала и нравоучительных сочинений, также называлась трёхгранная стеклянная призма, “стояло”, увенчанная двуглавым орлом; по бокам за стеклом размещались указы Петра I о государственной службе. Такое зерцало, как символ законности государственной власти, должно было стоять во всех присутственных местах Российской империи.
Как полковой командир, Иедлинский был и председателем полкового управления. Разбирая какое-то дело, он вскочил со своего места и хотел поколотить одного провинившегося казака. Секретарь управления остановил его, указывая не зерцало, и доложил о неприятностях, которые могли ожидать командира в случае жалобы кляузного казака.
Иедлинский поблагодарил секретаря, укутал зерцало башлыком, "чтобы птица не видала, как он говорит", и вломил казаку как следует.
Потом снял с птицы башлык, уселся на своё место и продолжал вести дела в обычном порядке.

Зерцало и водка

Однажды Иедлинский неожиданно пришёл в полковое правление и увидел, что казачьи атаманы за присутственным столом пьют водку и закусывают перед тем же зерцалом. Иедлинский немедленно вызвал команду казаков и приказал...
перенести стол с зерцалом в ближайший трактир, а из трактира доставить в полковое правление бильярд, на который поставил водку и закуску; после этого Иедлинский стал пьянствовать вместе с атаманами.

Не успел с лошади слезть...

Однажды в воскресный вечер генерал граф Евдокимов с семьёй и всем обществом крепости Грозная слушал полковой оркестр. Вдруг из Сунджи, что в 60 верстах от Грозной, прискакал запылённый Иедлинский. Взяв у конвойного портфель, он направился к Евдокимову, окружённому дамами.
Евдокимов добродушно протянул ему руку:
"Что вы это, Альберт Артурович, не успели с лошади слезть, а уже с бумагами".
Иедлинский с наивным видом отвечает:
"Ваше превосходительство, я ведь всегда езжу в Грозную, как в нужное место".
Дамы сконфузились, офицеры расхохотались, а Евдокимов отвёл Иедлинского в сторону и объяснил ему всё неприличие сказанного. Иедлинский расстроился, в очередной раз отметил своё плохое знание русского языка и хотел удалиться, но Евдокимов успокоил его и вернул в общество.

“В виде опыта на три года”

Князь Александр Иванович Барятинский (1815-1879) с 1856 года был назначен наместником Кавказского края. Он испросил высочайшего разрешения на реорганизацию управления краем “в виде опыта на три года”. Не все офицеры и чиновники оценили необходимость новых мер.
Вскоре во Владикавказе Барятинский принимал всех кавказских военачальников и спросил Иедлинского, нет ли у него каких-либо просьб?
Иедлинский с самым серьёзным видом ответил:
"Как же, есть. Я просил бы Ваше Сиятельство приказать выдать мне заимообразно из экстраординарных сумм пять тысяч рублей, в виде опыта на три года".
Все расхохотались, а Барятинский, хоть и любил Иедлинского, позже наедине устроил ему выволочку за подобную публичную шутку.

Болезнь и оплата услуг

Была в Тифлисе жена полковника Сачинова (из рода Орбелиани), которую все любили за добрый нрав и воспитанность. Она три месяца тяжело болела и никого не принимала. Наконец, у неё собралось достаточно большое общество, зашёл, естественно, разговор о её болезни, и госпожа Сачинова пожаловалась на дороговизну лечения. По её словам, главный штаб-доктор взял с них 25 рублей только за то, что должен был провести три ночи возле постели больной.
Тут с наивным видом встревает Иедлинский:
"Что же тут удивительного? Это даже недорого, бо он главный штаб-доктор. Вот у меня жена простого фельдшера ночевала только одну ночь, и я должен был ей дать 10 рублей".


Генерал и цирюльник

Когда уже генерал Иедлинский прибыл в Тифлис, он разместился в первом этаже довольно приличного, но не слишком шикарного дома. Рядом с входом в его квартиру находилось заведение местного цирюльника. Часто посетители по ошибке заглядывали в квартиру генерала и интересовались:
"Здесь бреют?"
Иедлинскому это быстро надоело, и к очередному посетителю он вышел в шлафроке с мыльницей и кисточкой в руках. Тщательно намылив посетителя, Иедлинский вышел в соседнюю комнату и вернулся уже в генеральском мундире со словами:
"Здесь намыливают, а бриться пожалуйте к соседу моему, цирюльнику!"
Слух об этом событии моментально разлетелся по Тифлису, и генерала перестали беспокоить случайные посетители, а цирюльник неожиданно получил прекрасную рекламу.

Альберт Артурович Иедлинский – генерал-острослов. Часть I

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: