Анекдоты из мира деятелей искусств


Анекдоты № 757 от 17.10.2014 г.




Реакция Бомарше

В молодости Бомарше (1732-1799) очень прилично играл на арфе. Однажды сварливый сосед сказал ему:
"Молодой человек! Вы играете на арфе, как Давид, только не так искусно".
Бомарше тут же ответил:
"О, вы говорите, как Соломон, только не так мудро".


Беседа с Макартом

Австрийский художник Ганс Макарт (1840-1884) был очень молчаливым человеком. Однажды на банкете он сидел рядом с известной актрисой Гальмайер и за два часа не обменялся с ней ни единым словом.
Наконец, актриса не выдержала и сказала:
"Ну, дорогой маэстро, может быть, теперь мы поговорим о чём-нибудь другом!"


Один из трёх великих

Одним из самых выдающихся реформаторов в искусстве танца был Гаэтан Вестрис (1729-1808) [настоящее имя Гаэтано Аполлине Бальдассарре Вестри]. Он дебютировал в Париже в 1749 году и сразу же имел огромный успех. В 1751 году он стал солистом Королевской музыкальной академии, и быстрый успех вскружил ему голову. Он мог самонадеянно говорить:
"На свете теперь существуют только трое великих людей: я, Вольтер и король прусский [Фридрих II]".


Там не было чаконы?

Несмотря на всеевропейскую славу, Вестрис оставался необразованным и даже просто неграмотным человеком, но с большим самомнением. В Парижской опере ставили произведение Глюка “Ифигения в Авлиде”. Композитору поручили написать дополнительные танцевальные номера, и Вестрис стал настаивать, чтобы спектакль заканчивался чаконой. Его пытались убедить, что в Древней Греции чаконы ещё не существовало, но Вестрис был непреклонен:
"Там не было чаконы? Тем хуже для них".
Пришлось Глюку уступить и окончить оперу чаконой.
[Кристоф Виллибальд Глюк (1714-1787).]

Преимущество сына

Позднее Гаэтан Вестрис безмерно восхищался и гордился своим очень талантливым, но внебрачным, сыном Огюстом Вестрисом (1762-1840) от балерины Мари Аллар (1742-1802). Гаэтан с восторгом говорил своим слушателям:
"Мой сын Огюст, бог танцев, превзошёл меня, но это неудивительно: я его отец. Тогда как природа отказала мне в подобном преимуществе. Если Огюст изредка удостаивает касаться земли, то для того только, чтобы не унизить своих товарищей".


Поцелуй в темноте

Французский художник Орас Верне (1789-1863) пользовался большим успехом у современников и имел довольно импозантную внешность. Однажды уже пожилой художник ехал на поезде из Версаля в Париж в одном купе с двумя незнакомыми молодыми дамами. Дамы узнали художника и начали бесцеремонно обсуждать его внешность, энергичность и пр. Художнику это надоело, и когда поезд вошёл в туннель, он два раза громко поцеловал свою руку. Когда вагон вышел из туннеля, Верне заметил, что дамы перестали обращать на него внимание, а одна выговаривала другой за то, что та позволила поцеловать себя незнакомому человеку.
Когда поезд прибыл в Париж, Верне учтиво обратился к своим спутницам:
"Милые дамы! Я ещё долго буду ломать голову над тем, кто из вас поцеловал меня".


Фокус Германа

Однажды барон Альберт Ротшильд (1844-1911) пригласил к себе в контору известного фокусника Александра Германа (1844-1896), чтобы убедиться в мастерстве последнего.
Барон начал с простого вопроса:
"Вы курите?"
Мастер вежливо согласился:
"С удовольствием, если в вас есть достаточно хорошие сигары".
Ротшильд хмыкнул:
"Думаю, что у меня найдутся достаточно хорошие", -
и велел подать ещё не распечатанный ящик самых лучших сигар.
Александр Герман возразил:
"Ну, этого вы не можете знать. Как знать, что скрывается в запечатанном сигарном ящике?"
Барон уверенно настаивал:
"Да, но мои сигары изготовляются для меня на сигарной фабрике в Гаване. Следовательно, мне нельзя не знать, что присылается для меня в ящиках".
Герман предложил:
"Посмотрите, господин барон, на всё содержимое ящика, и может быть оно окажется вам неизвестным".
Они заключили пари. Ротшильд взял нож, вскрыл безукоризненно запечатанный ящик, снял два листа кружевной бумаги, плотно прикрывавшей сигары сверху, и к своему удивлению увидел гладко разглаженную и плотно прижатую к сигарам банкноту в 50 гульденов.

Пойте, но покороче!

После окончания своих президентских полномочий, генерал Улисс Грант (1822-1885) совершил большое путешествие, посетив и Старый Свет. Как-то на водах к нему обратилась некая певица-любительница и заявила, что должна для него спеть.
Грант обречённо согласился:
"Ну, если должны, так нечего делать!"
Певица поинтересовалась:
"Что вам угодно послушать?"
Тут любезность покинула генерала:
"Что-нибудь покороче".


Анекдоты из жизни музыкантов. Вып. 10

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: