Послы и их жёны


Анекдоты № 760 от 14.11.2014 г.




Первая женщина в ранге посла

Первой женщиной-дипломатом, официально получившей звание посла, стала в 1645 году вдова французского маршала Жана-Батиста Бюде де Гебриана (1602-1643).
Госпоже Рене де Гебриан (1602-1659) оказали такую высокую честь после героической смерти её мужа.
Она сопровождала в Варшаву невесту польского короля Владислава IV (1595-1648, король Польши с 1632), принцессу Марию Луизу де Гонзага де Невер (1611-1667, в Польше — Мария Людовика), и выполняла во время этой миссии весьма деликатные поручения.

Мнение Лабурёра

Необычное путешествие г-жи де Гебриан описывал французский историк Жан Ле Лабурёр (1633-1675), который отмечал, что она требовала для себя во время путешествия в Польшу и на обратном пути немалых почестей, и ей удалось многого достичь.
Вместе с тем Ле Лабурёр писал:
"Я неоднократно имел возможность беседовать с госпожою де Гебриан. Она была умна, но вовсе не настолько, как хотела показаться. Более того, у неё имелись огромные недостатки, порочившие тот ранг, в который её возвели. Нельзя отрицать, что величие любого короля страдает, когда представителем этого короля выступает женщина, да ещё такая, какой была вдова маршала де Гебриана. Если бы Людовик XIV уже достиг к тому времени совершеннолетия, то, безусловно, он бы не стал так компрометировать своё достоинство".


Восхищение де Ла Уссе

Другой французский историк, Авраам-Николя Амело де Ла Уссе (1634-1706), называл госпожу де Гебриан одной из самых талантливых женщин своего столетия и несколько иначе описывает её деятельность, так что я позволю себе привести весьма обширную цитату из его мемуаров:
"То, что она сделала в Польше в 1645 году, куда сопровождала королеву Марию-Луизу Мантуанскую, - подлинное доказательство таланта. По приезде в Варшаву, где своей единственной задачей госпожа де Гебриан считала привести королеву в постель её мужа, короля Владислава, она нашла последнего в столь ужасном расположении духа из-за ходивших слухов и в столь страшном раздражении, вызванном письмами маркиза де Буадофена, старшего сына известной маркизы де Сабле, что он был настроен решительно отослать свою жену обратно во Францию. Так любовное дело стало делом государственным. И прелести королевы, которая тогда была самой красивой принцессой в Европе, только усилили подозрения короля. То, что должно было воспламенить, сделало его холодным как лёд из-за дошедших до него сведений.
К счастью для королевы, её сопровождала вдова маршала де Гебриана, продемонстрировавшая в этой непредвиденной ситуации превосходный ум, доводам которого Владислав не мог долго противиться. Таким образом, проявив силу разума, обходительность и такт, госпожа де Гебриан заставила короля отступить, и он совершил брак с принцессой.
Чтобы засвидетельствовать своё высокое уважение и расположение, которое он испытывал к женщине-послу, король заявил, что намерен удостоить её таких же почестей, какие были оказаны в 1637 году Клаудии Медичи, эрцгерцогине Инсбрукской (на самом деле - Австрийской), когда та привезла в Варшаву королеву Цецилию, дочь (на самом деле - племянницу) Фердинанда II, первую жену Владислава.
Причина же ненависти, которую Буадофен питал к королеве Марии, заключалась в том, что она настроила против него даму де Шуази, одну из своих доверенных лиц, в которую маркиз был безумно влюблён".
Клаудия де Медичи (1604-1648).
Фердинанд II (1578-1637, император с 1619).
Цецилия Рената (1611-1644).
Мадлен де Севр (1599-1678), маркиза де Сабле.
Абель Сервьен (1593-1659), маркиз де Сабле и де Буадофен.
Ги де Лаваль-Буадофен (1622-1646), их старший сын, граф де Лаваль, маркиз де Буадофен.

Как посол стал герцогом...

В 1647 году король Людовик XIV (1638-1715) и его мать королева Анна Австрийская давали бал в честь чрезвычайного посла Дании Корфица Ульфельдта (1606-1684) и его супруги, графини Леоноры-Кристины Ульфельдт (1621-1698). Посол Ульфельдт в то время являлся фаворитом короля Дании Христиана IV (1577-1648, король с 1588) и был женат на одной из его дочерей.
Незадолго до бала кардинал Мазарини сообщил Ульфельдту, что король Франции произвёл его в герцоги.
На самом балу госпоже Ульфельдт, как пишет Авраам де Викфор (1606-1682),
"отвели место среди герцогинь".
Дюмон уточняет, что жену датского посла
"усадили на одну скамью с её мужем, справа от королев Франции и Англии. Герцог де Жуайёз приглашал супругу датского посла на бранль".
Бранль — это бальный хороводный танец, предшественник менуэта.
Луи Лотарингский-Гиз, герцог де Жуайёз (1622-1654).

Стрелять по голландцам!

В 1670 году правительство Англии решилось на войну с Голландией и отозвало посла Уильяма Темпла (1628-1699), но неофициально. Сэр Темпл частным образом прибыл в Ярмут, где 16 сентября 1670 года сошёл на берег. Он ещё не знал о планах своего правительства, и только в июне 1671 года ему разрешили отправить прощальное письмо Генеральным штатам Нидерландов. В начале августа 1671 года за леди Темпл прибыла королевская яхта, чтобы отвезти её с детьми на родину.
На обратном пути произошёл любопытный инцидент. У капитана яхты были инструкции, открывать пушечный огонь по всем кораблям, которые не будут приветствовать английский флаг спусканием своего национального флага. Особенно это касалось голландских кораблей.
Увидев эскадру голландских кораблей, капитан яхты отважился сделать несколько выстрелов в их сторону. Удивлённые голландцы направили свой фрегат к яхте, чтобы выяснить причину обстрела.
Капитан яхты ответил, что перевозит супругу английского посла с детьми и имеет указание двора добиваться, чтобы голландские корабли спускали перед ним свои флаги.
Об этих притязаниях англичан доложили вице-адмиралу Генту, который на своём корабле приблизился к яхте, чтобы сказать её капитану о том, что он думает о подобных требованиях англичан.
Английской яхте позволили плыть дальше, но стоит отметить, что леди Темпл во время этого инцидента вела себя очень мужественно.
Требования о подобных почестях на морях англичане стали выдвигать со времени царствования Елизаветы I, после разгрома Непобедимой Армады.
Виллем-Йозеф барон фон Гент (1626-1672).
Дороти Осборн, леди Темпл (1627-1695).

Не важничай!

Николо ди Франческо Эриццо (1655-1709), посол Венеции во Франции, настаивал на том, что его жена Самаритана Эриццо должна первой принять с визитом знатных дам сразу же после того, как сообщит им о своём приезде. При этом он ссылался на обычай, когда так поступают послы по отношению к представителям других государств по прибытии этих министров (послов) в их страну.
Ещё господин Эриццо утверждал, что его жена должна уступать только принцессам, герцогиням и жёнам маршалов Франции.
В результате Саманта Эриццо никаких визитов от знатных дам так и не дождалась.
Жёны других посланников, приехавшие позднее, узнали о судьбе требований госпожи Эриццо и не стали создавать подобных сложностей. Они сами встретились со знатными французскими дамами, а у себя дома предоставляли им самые почётные места.

Галантные дамы былых времен. Жёны послов. Вып. 24

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: