Анекдоты о художниках, их картинах и друзьях. Вып. 9. Испанские художники


Анекдоты № 773 от 13.02.2015 г.




Неуместная гордость

В 1878 году испанский король Альфонсо XII (1857-1885, король с 1874) по случаю своего бракосочетания с Марией де ла Мерседес Орлеанской и Бурбон (1860-1878) совершал поездку по стране. В одном из городов Кастилии монарх встречался с местными знаменитостями, среди которых оказался и молодой художник Фернандо Ольтнер, уже прославившийся в своём городе и мечтавшей чуть ли не о мировой известности.
В беседе с королём художник был довольно несдержан, почти груб, и в какой-то момент монарх не выдержал:
"Не забывайте же, наконец, что вы несчастный художник, а я..."
Художник перебил короля:
"...счастливый король! О, Ваше Величество! Альфонсов было 12 и будет с Божьей помощью ещё столько же, а Фернандо Ольтнер был, есть и будет один!"
Король расхохотался в ответ на эту дерзость, а королева Мерседес заметила:
"Однако, вы очень горды".
Художник же не мог или не хотел остановить фонтан своего красноречия:
"Да, теперь это моё единственное богатство! Ведь я не ношу короны Карла V и Филиппа II, обагривших полмира кровью невинных".
Король Альфонсо XII был очень выдержанным и спокойным человеком, недаром его прозвали в народе “Миротворец”. Он лишь обернулся к своему адъютанту Паскуалю Сервера-и-Топете (1839-1909) и сказал ему:
"Кровавые короны Карла V и Филиппа II... Как это громко! Впрочем, что же, пришла пора, когда короли должны подавать своим подданным примеры не только вежливости, но и смирения".
Однако кастильский народный говор он запомнил, а художник...
Художник Ольтнер так и остался лишь местной знаменитостью, и его имя никто теперь и не вспоминает.
Паскуаль Сервера-и-Топете (1839-1909) — адмирал.
Филипп II (1527-1598, король Испании с 1556).
Карл V (1500-1558, император 1519-1556, король Испании [Кастилии и Арагона] как Карл I 1516-1551).

Маска, я тебя знаю!

Во время карнавала 1884 года в Мадриде одна из масок стала нагло смеяться в лицо королю, напоминая о его похождениях с известной певицей Аделаидой Борги (1829-1901). Король узнал характерный выговор и вспылил:
"Вы дерзки, как кастильский художник!"
Шутник с удивлением отступил от короля:
"Извините, Ваше Величество, я думал, что вы меня не знаете".
Этот юноша тоже оказался кастильским художником.

Обмен копиями, или два обманщика

Король Испании Карл III (1716-1788, король с 1759) посетил монастырь Картуха-де-Мирафлорес близ Бургоса, в котором ему очень понравилось какое-то полотно кисти Тициана. Король, вернувшись в Мадрид, послал аббату письмо с просьбой прислать картину в столицу, чтобы монарх мог внимательно и без помех насладиться творением великого мастера.
Аббат прекрасно понимал, что обратно картина уже не вернётся, и написал королю, что он выполнит его просьбу только в том случае, если Карл III пришлёт ему для ознакомления одну из “Мадонн” кисти Мурильо.
Когда король получил подобный ответ, он осерчал:
"Хорошо же! Этот святой отец будет меня помнить!"
Через месяц в монастырь Картуха прибыл роскошный кортеж, который доставил “Мадонну”, и королевским посланцам была передана картина Тициана.
Когда Тициана привезли в Мадрид, Карл III написал аббату письмо, в котором интересовался, как тому понравилась копия с картины Мурильо, заказанная королём специально для Картухи, и что король дарит эту копию монастырю.
Аббат внимательно рассмотрел полученную картину, убедился в правдивости слов короля и ответил монарху:
"Подарок Вашего Величества великолепен. Копия с Мурильо помещена нами рядом с оригинальной картиной Тициана, точный список с которой в настоящее время находится у Вас".
Король приказал своим специалистам внимательно исследовать полученную картину, и те доложили, что аббат действительно прислал копию Тициана.
Получилось, что король и аббат обменялись копиями знаменитых картин, и по этому поводу Карл III в раздражении бросил:
"Чёрта и монаха не надует даже король испанский".
Бартоломе Эстебан Мурильо (1617-1682).
Тициан Вечелио (1488-1576).

“Для Эскориала? Только Ад!”

Король Карл IV (1748-1819, король Испании 1788-1808) однажды спросил у Гойи, что тот хотел бы изобразить на стенах Эскориала.
Гойя, не раздумывая, ответил:
"Ад! На всех стенах Ад!"
Заинтригованный ответом, Карл IV с улыбкой поинтересовался:
"И кто же в нём играл бы роль Люцифера?"
Гойя опять не задержался с ответом:
"Его Величество король Филипп II".
Франсиско Гойя (1746-1828).

Немного о Рибере

Хусеп де Рибера (1591-1652) большую часть своей сознательной жизни провёл в Неаполе, куда он приехал, скрываясь от кредиторов.
Известно, что о Рибере большинство современников отзывались резко негативно. И в живописи, и в финансовых вопросах он вёл себя как настоящий бандит, просто устраняя с помощью своих дружков неугодных ему людей. А так как он был великим художником, то пользовался покровительством вице-королей Неаполя, ценивших живопись и прикрывавших все его преступления.
Молва приписывала Рибере все преступления - от воровства до убийства, и я приведу лишь парочку примеров.
Богатого горожанина по фамилии Риччи он с помощью мошеннической схемы не только разорил до нитки, но ещё обвинил беднягу в мошенничестве и сманил его жену. Женщину он, правда, через некоторое время бросил.
Рибера объединил местных неаполитанских художников в преступное сообщество, которое не допускало чужаков в свой круг и диктовало цены на произведения живописи.
Один молодой художник привёз в Неаполь свою картину, предназначенную для монастыря недавно основанного ордена траппистов. По отзывам тех, кто видел это полотно, молодой художник создал шедевр, а Рибера посоветовал вице-королю поместить картину в своём дворце. На следующее же утро прекрасная картина была безнадёжно испорчена и изрезана на куски. Молодой художник собирался приступить к восстановлению картины, но доброжелатели очень убедительно посоветовали ему немедленно убираться домой, если он не собирается быть неожиданно зарезанным из-за угла каким-нибудь бродягой. Художник понял намёк и быстро покинул негостеприимный Неаполь.

Картина спасает жизнь

Король Испании Карл III однажды приговорил к смерти своего придворного, которого оговорили недоброжелатели. Напрасно жена осуждённого пыталась добиться аудиенции у короля — все её попытки были нейтрализованы врагами её мужа.
У осуждённого имелась одна из картин Веласкеса, и было широко известно о страсти короля к хорошим картинам. Всё это натолкнуло женщину на мысль переодеться в мужское платье, выдать себя за торговца полотнами и в таком виде проникнуть к королю.
Переодетую женщину не опознали при входе во дворец, а торговца картинами ни в чём не могли заподозрить — только вот таким образом эта женщина и смогла предстать перед Карлом III, который сразу же спросил мнимого торговца:
"Что ты хочешь, юноша, за эту картину?"
“Торговец” ответил:
"Я не продаю её".
Король обрадовался:
"Тем лучше! Значит, ты хочешь сделать мне подарок? Это достойный поступок для верноподданного".
“Торговец” возразил:
"Нет, Государь, я хочу за неё жизнь одного человека".
Карл III даже переменился в лице и возмутился:
"Ты с ума сошёл! В Испании можно казнить за всё, но только не в уплату за картину".
“Торговец” попытался разъяснить ситуацию:
"Я не прошу отнять жизнь у кого-нибудь. Наоборот, подарите мне жизнь одного из осуждённых Вами!"
Увидев, что дальше притворяться не имеет смысла, “торговец” упал на колени, и бедная женщина призналась во всём Карлу III.
Итог: муж женщины был помилован; картина Веласкеса оказалась в собрании Карла III.
Эта женщина так понравилась королю, что он хотел зачислить её в штат придворных, и ей лишь с большим трудом удалось избежать высочайшей милости.
Диего Родригес де Сильва-и-Веласкес (1599-1660).

Анекдоты о художниках и их друзьях. Вып. 8. Поль Сезанн (1839-1906)

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: