Императорская Россия в лицах и фактах. Анекдоты. Вып. 18


Анекдоты № 776 от 06.03.2015 г.




Не гризетки

Однажды Александр II прогуливался по Летнему саду вместе с матерью, императрицей Александрой Фёдоровной (1798-1860), и встретил известную певицу Джулию Гризи (1811-1869) с двумя дочками. Гризи была женой известного тенора Джованни Марио (1810-1883). Император шёпотом скаламбурил, указывая матери на девочек:
"Две прелестные гризетки".
Певица услышала и немедленно парировала:
"Нет, Государь, это — мариетки".


Пороть за трусость

В 1877 году в сражении под Плевной генерал-майор Андрей Давыдович Горшков (1815-1886) командовал 1-й бригадой 32-й пехотной дивизии и проявил большое личное мужество, за что был награждён орденом св. Георгия 4-й степени.
После сражения Михаил Дмитриевич Скобелев (1843-1882) объезжал позиции русских войск и застал в расположении 1-й бригады такую картину.
Генерал Горшков сидел на барабане перед построенными солдатами, а рядом была сложена громадная куча розг: генерал собирался пороть своих солдат за трусость в бою. Скобелеву он представился так:
"Рекомендуюсь, генерал Potier" (т.е. Горшков) -
и предложил Скобелеву сесть на соседний барабан.
Затем генерал Горшков обратился к солдатам:
"Вы что это, подлецы? Бежать, а? Я вам задам! У меня три дома в Петербурге, сто тысяч денег, да я и то не боюсь. А у вас кроме вшей ничего нет, а вы трусите! Драть вас за это, всех драть! Ложись, подлецы!"
Солдаты послушно улеглись. Горшков стих, немного помолчал и говорит:
"Ну, вставать! Бог вас простит!"


Обиженный Гоголь

Граф Михаил Николаевич Муравьёв-Виленский (1796-1866) впервые встретился с Николаем Васильевичем Гоголем у Ивана Васильевича Капниста (1784-1860), который, знакомя их, сказал Муравьёву:
"Рекомендую Вам моего доброго знакомого, хохла, как и я, Гоголя".
Гоголю не понравилось такое представление, и он нахмурился.
Муравьёв обратился к Гоголю:
"Мне не случалось, кажется, сталкиваться с Вами?"
Муравьёв обладал внушительной внешностью, так что обиженный Гоголь довольно резко ответил:
"Быть может, Ваше Превосходительство, это для меня большое счастье, потому что я человек больной и слабый, которому вредно всякое столкновение".


Карета для жены Демидова

Прокофий Акинфиевич Демидов (1710-1788) на всю Россию прославился своими чудачествами.
Собирается однажды его жена, Матрёна Антиповна (в девичестве Пастухова, 1710?-1764), делать визиты, разоделась, выходит на крыльцо и видит перед собой возок из рогожи, запряжённый парой кляч в мочальной сбруе. Раздосадованная Матрёна Антиповна возвращается в дом и начинает срывать с себя наряды.
Прокофий Акинфеевич удивляется:
"Что с тобой, матушка?"
Жена в гневе:
"Что это за штуки? Лубочный возок и мочала!"
Демидов удивляется:
"Помилуй, матушка! Что ты? Английская карета четвернёй".
И действительно, у крыльца уже стоит щегольская карета.

Зять для Демидова и подарок молодым

Прокофий Акинфеевич вёл какие-то дела с купцом и промышленником Данилой Яковлевичем Земским (1710-1774). У Земского работал приказчиком его старший сын, Данила Данилович Земской (1748-1785), который понравился Демидову, и он решил выдать за него свою дочь Анну (1751-1828).
В своей шутейной манере Демидов договорился с Земскими, чтобы они до времени не открывали Анне своего настоящего положения. Анне же Демидов сказал, что решил выдать её замуж за простого приказчика, который, мол, понравился ему. Девушка поплакала немного, но, делать нечего, покорилась воле отца.
На следующий день после свадьбы молодые, по обычаю, гостили у тестя, то есть Демидова, а когда уезжали, то увидели в карете большую свиную тушу. Анна Прокофьевна догадалась, что это одна из шутовских проделок её отца, велела мужу следовать за ней в карету, и оказалось, что туша плотно набита золотыми монетами.
Существует и другой вариант легенды о свинье.
Мол, Прокофий Акинфеевич на следующий день после свадьбы послал молодым в подарок свинью, а сопровождавшему её приказчику вручил большую сумму денег для молодых. Однако деньги он велел вручить молодым только в том случае, если они будут хорошо обращаться с полученной свиньёй.
В этом варианте легенды молодых выручил Данила Яковлевич, который тоже хорошо знал проделки Демидова. Земской расстелил перед свиньёй шикарное покрывало и насыпал на него виноград на радость хрюшке. Приказчику ничего не оставалось, как отдать молодым деньги.
Семейная жизнь у молодых Земских не слишком удалась. У них было двое сыновей, но Данила Данилович любил выпить; после смерти отца выяснилось, что в делах он разбирается плохо. Анна Прокофьевна ушла от мужа в Ново-Девичий монастырь, а опеку над детьми поручили Никите Никитичу Демидову-младшему (1728-1804).

Травма Елагина

Известный русский историк, поэт и государственный деятель Иван Перфильевич Елагин (1725-1794) долгие годы был директором Императорских театров России (1766-1779). На этом поприще Елагин сделал много полезного для развития российского театрального искусства, но, в конце концов, вынужден был подать в отставку из-за своего чрезмерного увлечения прекрасным полом.
Ивану Перфильевичу уже было за пятьдесят, когда он сильно увлёкся очередной хорошенькой танцовщицей. Как-то он захотел покрасоваться перед своей пассией, выделывая различные пируэты и антраша, оступился и... вывихнул себе ногу.
Эта травма надолго отлучила Елагина от дворца. Говорят, что когда он смог самостоятельно передвигаться, Екатерина II милостиво разрешила ему появляться во дворце с тростью и даже сидеть в Высочайшем присутствии. Однако все уже хорошо знали истинную причину травмы Елагина и хихикали ему чуть ли не прямо в лицо. Самолюбивый Елагин был вынужден подать в отставку со своего поста и передать директорство Василию Ильичу Бибикову (1740-1787).

Анекдот об Елагине

Немного позднее появился анекдот на эту тему.
В начале 1789 года (уже смещение дат!) в Петербурге ожидали прибытия А.В. Суворова, раненого во время войны с турками. Героя встречали высшие лица Империи, и даже сама Императрица вышла ему навстречу. Только один Елагин спокойно оставался сидеть в своём кресле. Поймав удивлённый взгляд Суворова, Екатерина II пояснила:
"Извините, граф Александр Васильевич Ивана Перфильевича! Он также получил рану, но не в сражении, а в будуаре у танцовщицы, выделывая па".
На что Суворов рассмеялся и пожал Елагину руку.
Хорошо придумано, но придумано ведь!

Скудная пресса

Барон Николай Александрович Корф (1834-1883) в своих воспоминаниях о начале царствования Александра II написал, что российские газеты в то время публиковали так мало информации о событиях в России, что он был вынужден выписывать бельгийскую газету “Le Nord”, в которой говорилось о России гораздо больше.
Заметим, что эта газета издавалась на средства российского правительства, но не все в России об этом знали.

Императорская Россия в лицах и фактах. Анекдоты. Вып. 17


(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: