Испания в анекдотах... и не только. Часть I


Анекдоты № 793 от 03.07.2015 г.




Всё для Испании, кроме...

Когда мощи святого апостола Якова (СантъЯго) нашли пристанище в Испании (IX век), где для них был выстроен собор, Бог был очень доволен этим обстоятельством.
Бог вызвал святого апостола к себе и пообещал, что за все деяния Якова и в честь признания его заслуг на Земле он исполнит любую его просьбу.
СантъЯго попросил, чтобы Бог даровал Испании богатство, плодотворное солнце и изобилие во всём.
Бог говорит:
"Хорошо, всё это будет".
СантъЯго продолжает:
"Храбрость и мужество народу Испании, славу его оружию".
Бог отвечает:
"Будет!"
СантъЯго не унимается:
"Хорошее и мудрое правительство..."
Тут Бог прервал святого апостола:
"Ну, нет! Это невозможно: если ко всему перечисленному в Испании будет ещё и хорошее правительство, то все ангелы уйдут из рая в Испанию".
Кстати, дорога в Северной Испании, ведущая в город Сантъяго де Компостела, где находится могила святого Якова, называется “путь Сантъяго” и пользуется большой популярностью с XII века.

“La capa”

Ещё в XIX веке самой необходимой принадлежностью одежды почти любого кастильца был плащ, который они надевали и зимой, и летом. Только государственные чиновники и аристократы носили обыкновенную европейскую одежду.
Кастильцы утверждали, что их “la capa” (плащ) зимой укрывает от холода, а летом защищает от жара солнца, и ходили, закутанные в эти плащи, круглый год – и в июле, и в январе.
Так как плащ закрывал всю остальную одежду, то простые кастильцы не слишком о ней заботились. Но без “la capa” кастилец не мог пойти в аюнтамьенто (муниципалитет) – это было неприлично, не мог участвовать в процессиях, присутствовать на свадьбах и делать визиты важным лицам.
Плащ был формой одежды, почти мундиром.

Никаких деревьев!

В XIX веке равнины Кастилии являли путешественнику вид пустыни, так как однообразие полей не нарушалось ни деревцем, ни даже кустарником. Это было тем более странно, что по этой земле текут множество речек, земля плодородна, крестьяне трудолюбивы. Но кастильцы были твёрдо убеждены в том, что птицы, которые могут гнездиться на деревьях и кустарниках, будут наносить значительный ущерб урожаю зерновых. А так как деревья не только привлекают птиц, но и служат им убежищем, то кастильцы испытывали отвращение ко всем деревьям.
Ирландский натуралист Уильям Боулз (1720-1780), известный в Испании как Гильермо Боулес, писал об этом:
"Земледельцы не хотят сажать никаких деревьев в Кастилии... Они говорят, что тень увеличивает силу стебля, и урожай дает мало зерна, а зерно лучше соломы. Они добавляют, что деревья притягивают и удивительно умножают количество птиц, дают им удобные гнёзда, и не нужно содействовать этому бичу, то есть размножению воробьёв".


Бунт шляп и плащей

Испанский король Карл III (1716-1788, король с 1759) происходил из династии Бурбонов и, взойдя на престол, решил проводить в стране реформы по французскому образцу. Испанцы довольно равнодушно взирали на реформы в политике и экономике, но когда дело дошло до одежды...
Королевский министр Леопольдо де Грегорио, маркиз Скилаче (1741-1785), сам был родом из Мессины, но активно поддерживал реформаторскую деятельность своего короля и в 1766 году издал указ, запрещавший ношение длинных плащей и широкополых шляп. Он действовал из самых лучших побуждений, пытаясь снизить уличную преступность, так как под просторным плащом оружие было незаметно, а широкополые шляпы почти полностью скрывали лица людей.
Однако жители Мадрида, первыми узнавшие об этом указе, категорически отказались обрезать поля у своих шляп и носить французские камзолы вместо своих любимых “la capa”. В Мадриде начались волнения, настоящий бунт, и перепуганный Карл III бежал из столицы в свою загородную резиденцию, и даже подумывал о переносе столицы в Севилью.
Спас положение граф Педро де Болеа-Аранда (1719-1798), который посоветовал королю выслать маркиза Скилаче обратно на Сицилию, а после этого довольно легко усмирил Мадрид.

Провинность короля

Король Испании Филипп III (1578-1621, король 1598) воспитывался в монастыре и до того пропитался католическим духом, что готов был целовать руку любому встречному монаху. Этот король был очень предан духовным иерархам и очень любил присутствовать при autos de fé.
Но вот однажды, когда на костре должны были сжечь какого-то еврея, король с удивлением увидел, что осуждённый с сияющим лицом торжественно шёл к месту своей казни.
Поражённый король воскликнул:
"Как жаль, что этот человек должен умереть! Верно, у него совесть чиста, если с таким бесстрашием он идёт на смерть".
Это неосторожное высказывание короля было немедленно передано Великому инквизитору, который решил, что подобные слова оскорбляют святость и справедливость суда инквизиции, а виновник должен быть сурово наказан (т.е. сожжён).
Но особа короля так же священна, как и святая инквизиция. Как быть?
Великий инквизитор нашёл буквально соломоново решение:
"Палач должен пустить королю кровь из руки — и кровь эта должна быть сожжена".
Как ни странно, Филипп III покорился этому решению великого инквизитора и исполнил предписанную процедуру.

Прототип Дон Жуана

Дон Мигель де Маньяра (1627-1679) был очень богатым испанским грандом, жил в Севилье и прославился своими многочисленными дуэлями и любовными похождениями. Рассказывали, что он мог приказать своим слугам доставить понравившуюся ему женщину, если она игнорировала его знаки внимания. Этот дон Мигель де Маньяра послужил основным прототипом при создании образа Дон Жуана, широко распространённого в мировой литературе.
Говорят, что этот гуляка в зрелом возрасте раскаялся в своих нечестивых поступках и обратился к праведной жизни. Он истратил огромные средства на строительство различных сооружений в госпитале де ла Каридад и на улучшение содержания больных, а перед смертью завещал похоронить себя под порогом часовни этого госпиталя, чтобы набожные люди попирали ногами его грешную плоть.
Однако монахи оценили глубину раскаяния дона Мигеля де Маньяра и в благодарность за его благотворительную деятельность похоронили его внутри часовни.

Защитник моста Орвиго

Во времена правления короля Хуана II Кастильского (1405-1454, король с 1406) прославился рыцарь из Леона по имени Суэро де Киньонес (1409-1458), который был вторым сыном (из десяти детей) дона Диего Фернандеса де Киньонес (1369-1444). Это был сильный и бесстрашный воин, которого, однако, отвергла одна прекрасная дама. Суэро решил так прославить своё имя, чтобы эта дама не смогла его игнорировать, и решил стать на защиту “пути Сантъяго”, так как паломники сильно страдали от разбойников.
Он собрал компанию из десяти друзей и разослал по всем землям (европейским и арабским) извещение, что всякий, кто захочет проехать через мост на реке Орвиго, должен будет сразиться с ним, а если желающих будет слишком много, то с его друзьями. Побеждённые в подобных схватках должны были посвятить свою жизнь охране “пути Сантъяго” от разбойников.
Первые желающие сразиться с отважным рыцарем появились 10 июля 1434 года. Говорят, что поединки происходили прямо на мосту, чтобы противникам некуда было скрыться. В некоторые дни в поединках удавалось преломить несколько десятков копий, а когда дело затягивалось до темноты, то прямо на мосту разводили костры для освещения. Желающие сразиться с Суэро де Киньонесом приезжали не только из европейских стран, но и из арабских владений, так как каждый мечтал прославиться победой над таким знаменитым рыцарем.
Поединки продолжались до 9 августа, и за это время Суэро сумел победить 68 рыцарей, для чего ему пришлось провести около семисот схваток. Об этом мы знаем почти достоверно, так как на время защиты моста Орвиго Суэро нанял нотариуса, который тщательно фиксировал все схватки и составил подробный отчёт о каждом поединке. В 1588 году сокращённый вариант этого отчёта издал в Саламанке монах Хуан де Пинеда (1557-1637) под названием:
"Книга о Проезде чести, защищаемом выдающимся рыцарем Суэро де Киньонес".
Поединки были прекращены по требованию коннетабля Кастилии дона Альваро де Луна, герцога Трухильо (1390-1453), который был недоволен тем, что огромные массы воинов отвлекаются от несения боевой и караульной службы.
Чем закончилась та история с прекрасной дамой, так и осталось неизвестно.

Анекдоты о художниках, их картинах и друзьях. Вып. 10. Испанские художники_2

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: