Императорская Россия в лицах и фактах. Вып. 20


Анекдоты № 802 от 09.10.2015 г.




Учите географию!

Николай Николаевич Шипов (1846-1911), наказной атаман Уральского войска в 1885-1893 гг., в 1893 году был ещё в чине генерал-майора. Приехав в Петербург, он говорил своим друзьям:
"Я уже восемь лет атаманом и, когда приезжаю в Петербург, меня просят привезти соболей, которых у нас столько же, как и в Петербурге".


Запах начальства

Тобольский губернатор Владимир Александрович Тройницкий (1847-1918, губернатор 1886-1892) любил душиться, причём одним определённым одеколоном, и все в городе знали об этом пристрастии губернатора.
Один из чиновников с горечью однажды сказал:
"Моя жена пахнет губернатором".


Трагедия Погодина

Молодой чиновник госконтроля Александр Дмитриевич Погодин (1863-1893) влюбился в знаменитую актрису Пелагею (Полину) Антипьевну Стрепетову (1850-1903) и уговорил её в 1891 году выйти за него замуж.
Актриса была значительно старше своего нового мужа, но, вероятно, неудовлетворённость своим положением в Александринском театре, толкнула её на этот шаг.
Семейная жизнь у молодых почти сразу же не сложилась: Погодин бешено ревновал жену ко всем мужчинам, особенно к предыдущему мужу актрисы, актёру Модесту Ивановичу Писареву (1844-1905), и устраивал ей частые скандалы.
Стрепетова тоже несколько странно вела себя с мужем: то начинала ласкаться к мужу при посторонних, то грубо говорила ему:
"Ты - дурак, ты ничего не понимаешь, и потому лучше молчи".
Позднее Стрепетова простодушно вспоминала, что когда она приехала с гастролей на Кавказе,
"Меня пришли встречать оба мужа, и я не знала, к кому из них ехать?"
В конце 1892 года Погодина решили перевести в Москву, но Стрепетова категорически отказалась переезжать вместе с мужем, так как надеялась вернуться на сцену Александринского театра. Она говорила Погодину:
"Я всякого мужа предпочту театру".
Погодин впал в депрессию, угрожал жене, что покончит жизнь самоубийством, но на актрису эти заявления не произвели никакого впечатления.
В конце января 1893 года Погодина нашли мёртвым. Его дядя, Тертий Иванович Филиппов (1825-1899), был Государственным контролёром, так что управление по делам печати запретило газетам сообщать об этой трагедии.
Сразу же поползли различные слухи. Говорили, что он застрелился на пороге её спальни. Однако прислуга сообщила, что Погодин в восемь часов вечера заказал себе чаю, а когда чай принесли, то чиновник был уже мёртв.
Во время похорон мужа Стрепетова очень сильно убивалась, но общество дружно обвинило актрису в смерти мужа.

Находчивый архиепископ

Когда архиепископ Смарагд освящал церковь на хрустальном заводе Мальцева, хозяин приготовил для иерарха подарок – хрустальный сервиз, отделанный серебром.
Смарагд поморщился на подарок:
"Куда мне это? Мне деньги нужны, деньгами можно помочь, можно дать тому, другому. А ведь это, чай, дорого?"
Мальцев ответил:
"Нет".
Смарагд поинтересовался:
"Ну, а как?"
Мальцев успокоил архиепископа:
"Да помилуйте, Ваше высокопреосвященство, пустяки – 500 рублей".
Смарагд решил:
"Ну, так вы мне лучше 500 рублей пожалуйте".
Мальцев выложил затребованные деньги, а Смарагд, садясь в экипаж, добавил:
"А что мне обижать Ваше превосходительство, велите-ка и сервиз положить".
Архиепископ Смарагд (Александр Петрович Крыжановский, 1796-1863).
Иван Акимович Мальцев (Мальцов, 1774-1853).

Отставка Дурново

У директора Департамента полиции Петра Николаевича Дурново (1845-1915) в любовницах была некая дама по фамилии Меньчукова. По просьбе Петра Николаевича петербургский градоначальник Пётр Аполлонович Грессер (1833-1892) даже поставил возле квартиры этой дамочки городового.
Меньчуковой одного Дурново было мало, и она связалась со смазливым атташе из бразильского посольства. Более того, она стала переписываться с ним, не зная, что в подчинении Департамента полиции был некий “кабинет”, ведавший перлюстрацией переписки граждан, особенно, с иностранцами.
Переписка Меньчуковой с бразильцем попала в руки Дурново, который велел одному из сыщиков тайно обыскать кабинет этого атташе в поисках других компрометирующих писем. Сыщик успешно справился с заданием и принёс Дурново ещё несколько писем.
Разъярённый Дурново примчался к любовнице, отхлестал её по лицу этими письмами и ушёл, бросив компрометирующие письма на пол.
Пётр Николаевич хотел скрыть эту историю, но тут возмутился бразильский дипломат: мало того, что избили его любовницу, так и ещё и в кабинете посольства обыск устроили! Ну, и страна!
Бразилец пожаловался Николаю Павловичу Шишкину (1827-1902), российскому министру иностранных дел, так дело и дошло до Александра III.
Император возмутился и... сделал Дурново сенатором, отставив от прежней должности. Сенаторы в свою очередь тоже возмутились и стали говорить, что теперь в Сенат сажают любого прохвоста.

Дурново жалуется

П.Н. Дурново в свою очередь жаловался лейб-медику Иосифу Васильевичу Бертенсону (1835-1895):
"Удивительная страна! Девять лет я заведовал тайной полицией, поручались мне государственные тайны и, вдруг, какой-то растакуэр [прожигатель жизни], бразильский секретаришка, жалуется на меня, и у меня не требуют объяснения и увольняют! Какая-то девка меня предала, и человека не спросят! Я не о себе, - мне сохранили содержание, дали сенаторство, я знаю, что с этого места в министры не попадают, - но что это за странная страна, - где так поступают с людьми - в 24 часа!"


Вылитый лев

Когда сенатор Николай Иванович Шебеко (1834-1904) переоделся в парадный костюм, а он ведь был в чине генерал-лейтенанта, его жена Мария Ивановна (Гончарова, 1839-1905) восхитилась:
"Как ты хорош! Ты похож на льва!"
Шебеко обратился к камердинеру:
"Бондаренко, похож я на льва?"
Камердинер отвечает:
"Точно так, Ваше превосходительство!"
Сенатор поинтересовался:
"Да ты видел львов?"
Бондаренко браво отвечает:
"Живыми не видал, а на картине видел".
Шебеко удивился:
"Где же?"
Бондаренко пояснил:
"А как Христос в Иерусалиме выезжал на нём".


Визиты наследника престола

Наследник российского престола, Николай Александрович, будущий император Николай II, с 1892 года регулярно посещал балерину Кшесинскую и... Ну, в общем, навещал её. Балерина тогда жила у своих родителей, которым приходилось делать вид, что они ничего не знают. Первое время наследник не снимал квартиру для своей любовницы, а ездил к её родителям, при этом он постоянно ругаел своего отца, который держит его за ребёнка, хотя ему уже 25 лет.
Суворин так описывает будущего императора в 1893 году:
"Очень не разговорчив, вообще сер, пьёт коньяк и сидит у Кшесинских по 5-6 часов, так что очень скучает и жалуется на скуку... Он оброс бородкой и возмужал, но, тем не менее, маленький".
Вскоре, однако, наследник написал балерине, что он посылает ей 3000 рублей, так как больше у него нет, чтобы она наняла себе приличную квартиру за 5000 рублей. Он к ней приедет и “тогда мы заживем с тобой, как генералы”.
Интересное у наследника российского престола было представление о генералах.

Императорская Россия в лицах и фактах. Вып. 19

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: