Анекдоты об ученых. Вып. 32


Анекдоты № 809 от 27.11.2015 г.




В январе 1896 года известный французский учёный Анри Пуанкаре (1854-1912) на заседании Парижской Академии наук сделал сообщение об X-лучах (рентгеновское излучение). При этом он показал фотографии, полученные от Конрада Рёнтгена (1845-1923, NP по физике 1901 г.).
В своем докладе Пуанкаре поставил вопрос, который занимал и других физиков: не испускают ли почти все флуоресцирующие вещества под воздействием солнечного света определенные лучи, подобные рентгеновским.
Среди участников этого заседания был и Антуан Анри Беккерель (1852-1908, NP по физике 1903 г.).

Вскоре Беккерель обнаружил эффект засвечинаия фотоплёнок солями урана и пришел к убеждению, что при обнаруженном им явлении следует вести речь о лучах, которые исходят от солей урана непрерывно и без предварительного возбуждения. Ряд поставленных опытов показал, что сильнее всего это излучение обнаруживается у металлического урана. Лучи, испускаемые ураном, которые вскоре стали называть “лучами Беккереля”, подобно рентгеновским лучам делали воздух проводником электричества. Вначале их сущность оставалась столь же загадочной, как и природа Х-лучей.

Тем временем, Мария Склодовская шесть лет работала гувернанткой, зарабатывая средства для образования своей сестры. Большую часть этого времени она провела в деревне, в доме помещика, вдали от Варшавы.
В свободное время (в основном, по ночам) Мария буквально грызла учебники по физике и математике, к которым её сильно влекло. В одном из писем она сообщает:
"Я читаю сразу несколько книг. Последовательное изучение какого-нибудь одного предмета может утомить мой драгоценный мозг, уже достаточно нагруженный. Когда я чувствую себя совершенно неспособной читать книгу плодотворно, я начинаю решать алгебраические и тригонометрические задачи, так как они не терпят погрешностей внимания и возвращают ум на прямой путь".
Мария Саломея Склодовская (1867-1934) – с 1895 года Мария Кюри. Первой в мире стала обладательницей двух Нобелевских премий: в 1903 году – по физике, и в 1911 году – по химии.

Именно Мария Кюри назвала свойство определенных атомов испускать лучи радиоактивностью, а излучающие вещества – радиоактивными элементами.
Новый элемент, существование которого было доказано физическими измерениями, хотя он еще не был выделен химически, супруги Кюри хотели назвать полонием. Мария Кюри писала:
"Если существование нового металла подтвердится, мы предполагаем назвать его полонием, имея в виду происхождение одного из нас".
Полоний был обнаружен как вещество, сопутствующее висмуту. В конце 1898 года Мария и Пьер открыли другой радиоактивный элемент, на этот раз как вещество, сопутствующее барию. Он обладал еще большей, просто “неслыханной” интенсивностью излучения. Поэтому они назвали его “радий” (“излучающий”).

Вильгельм Фридрих Оствальд (1853-1932, NP по химии 1909 г.), который через несколько лет после открытия радия осматривал “лабораторию”, где были совершены эти открытия в отсутствие супругов Кюри, писал в автобиографии:
"Это было нечто среднее между конюшней и подвалом для картофеля, и если бы я не увидел рабочих столов с химическими приборами, то подумал бы, что надо мной просто подшутили".
Четыре года трудились супруги Кюри в этих тяжелейших условиях: как физики, химики, техники, лаборанты и “рабочие-цементники”.

В 1902 году Мария и Пьер Кюри получили, наконец, дециграмм чистого хлорида радия. Это был белый порошок, который выглядел почти как обычная поваренная соль.
Мария Кюри позднее писала:
"Мне понадобилось четыре года для того, чтобы, согласно требованиям химии, доказать, что радий действительно является новым элементом. Будь в нашем распоряжении соответствующие средства, нам для этого наверняка хватило бы года".


Когда декан естественного факультета Сорбонны сообщил Пьеру Кюри, что он от лица факультета и с согласия министра просвещения хочет представить его к ордену, он получил ответ:
"Прошу Вас, будьте любезны передать господину министру мою благодарность и осведомить его, что не имею никакой нужды в ордене, но весьма нуждаюсь в лаборатории".


Когда Кюри в 1903 году первыми получили от Королевского общества в Лондоне медаль Дэви, они отдали драгоценную, вычеканенную из чистого золота медаль свой маленькой дочери Ирен для игры.
Кюри презирали золото как символ богатства и власти.
Хэмфри Дэви (1778-1829) – английский учёный.
Медаль Дэви за достижения в любой области химии была впервые присуждена в 1877 году.
Ирен Жолио-Кюри (1897-1956, NP по химии 1935) – французский физик.

Только через два года после присуждения Нобелевской премии, в 1905 году Пьер Кюри (1859-1906, NP по физике 1903) был избран членом Парижской Академии наук, после того как он еще раз выполнил неприятную обязанность, нанеся всем академикам визиты. Но и теперь было двадцать два голоса против, так что он был, по его словам, “на волосок от провала”, как и три года назад.
О том, до какой степени неловко чувствовал себя Пьер Кюри среди членов Академии, свидетельствует отрывок из письма, которое он написал одному из своих знакомых осенью 1905 года, через полгода после своего избрания:
"В понедельник я был в академии, но откровенно спрашиваю себя, что мне там делать. Я ни с кем не близок, интерес самих заседаний ничтожный, я прекрасно чувствую, что эта среда чужда мне".
Он говорил, что ему вообще непонятно, для чего, собственно, существуют академии.

С 1 мая 1906 года Марии Кюри было доверено продолжение преподавательской работы её мужа, Пьера Кюри, погибшего 19 апреля, в Сорбонне. Спустя два года она была назначена профессором и получила кафедру.
Она стала первой женщиной, которая заняла такое место во французском университете.
Её вклад в развитие медицинской рентгенологии тоже получил признание. В 1922 году, первой из женщин, она была избрана членом Парижской Медицинской Академии.

Анекдоты об ученых. Вып. 31

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: